SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Г.С. Кнабе. Теснота и история в древнем Риме

http://pompeii.ru/casa/knabe.htm
Замечательная статья. Скученность на улицах, в общественных и жилых зданиях: "... носилки, в которых передвигались по городу богачи и знать, по улицам Рима приходилось нести, подняв их над головами - очевидно, толпа была настолько плотной, что иначе пронести их было невозможно. Тацит рассказывает, как присланные в Рим солдаты германской армии "стремились прежде всего на Форум... Непривычные к городской жизни, они попадали в самую гущу толпы и никак не могли выбраться".

Даже domus состоятельных людей лишь тонкой внутренней стенкой отгорожен от улья и облеплен сданными в аренду табернами, клетушками, пристройками, лестницами и переходами. Инсулы и вовсе как ульи, все помещения проходные и пронизаны ходами, коридорами, лесенками, везде многолюдно.

Все существование человека публично, нет уединения и нет частной жизни - да и нужды в них нет. Стремление уединиться расценивалось как антиобщественное поведение (чего не избежал даже Тиберий на Капри). Нелюдим мог нарваться на серьезное обвинение в суде.

В римских домусах и инсулах при их очень значительных размерах было тесно, хотя и не так, как на улицах, но столь же, если не более, ощутимо: и там, и тут человек не мог и не хотел изолироваться, замкнуться, отделиться, остаться наедине с собой; император Марк Аврелий почувствовал эту потребность лишь полтора столетия спустя. Теснота на улицах и жилища-ульи в описываемую эпоху были еще двумя слагаемыми единого ощущения жилой среди, воспринимавшегося императивно: быть всегда на людях, принадлежать к плотной живой массе сограждан, смешиваться со своими и растворяться в них... Ощущение тесноты осознавалось как порождение родной истории и как ценность.
...Такая теснота воспринималась в интересующую нас эпоху как одно из частных, но вполне ощутимых проявлений демократической традиции полисного общежития, простоты и равенства и, в этом смысле, как ценность. Это видно не только в распространенных славословиях тесноте и скромности жилищ былого временя, как например, в знаменитом 86 письме Сенеки Луцилию или во многих местах "Естественной истории" Плиния Старшего, но и в поведении императоров I века. Всегда рассчитанное на определенный общественный резонанс, оно в положительной или отрицательной форме учитывало народные вкусы и тем самым отражало и характеризовало их. Большинство первых императоров жили очень публично, подчас в тесноте и скученности, не только не смущаясь, но как бы даже бравируя этим.


Если частная жизнь и существовала в позднюю античность или в Средневековье, о ней известно мало и доступна она была далеко не всем. Интимная жизнь тоже не составляла тайны, судя по устройству домов.

Потом приходит Великая Чума. Выживших окружают гулкие неуютные пространства, к которым - и к наступившему малолюдью - нужно приспособиться, научиться жить по-новому. И тут некоторые (а может, и многие) начинают понимать положительные стороны неведомого ранее простора т даже порой одиночества, с которым прежде не были знакомы.
Где-то здесь начало частной жизни, интимного пространства и нового устройства жилищ. Начало новой мысли, начало "прикладного" гуманизма.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments