SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Что происходит, вы спрашиваете?

http://users.livejournal.com/_ea_/184468.html?style=mine
Текст ниже не во всем политкорректен, просто потому, что мне приходилось использовать для простоты понятия русские и эстонцы. Есть там еще немного упрощений и обобщений, от соотечественников жду поправок и уточнений, если что. Комментарии убираю, извините, товарищи, кому надо, тот понял, остальным не ко мне.

Внезапно обнаружила поразительный разброс мнений о случившемся в Эстонии (о случающемся - опять в старом городе около 2000 людей), и потрясающее, практически 100% единодушие русскоязычных эстонцев, до сих пор придерживавшихся очень разных точек зрения. Попробую рассказать немного о том, что понимает каждый живущий тут, и что, как оказывается, совершенно непонятно другим.

Когда Эстония хотела получить независимость, русская интеллигенция не только боролась за эту самую независимость, абсолютно искренне и беззаветно, но и была в первых рядах борьбы. Сейчас уже понятно, что мотивы борьбы тогда были совершенно различными - эстонцы боролись за то, чтобы вернуться к изолированному существованию, устав от многовековой зависимости. Русские интеллигенты тем временем боролись за демократию. И когда Эстония отделилась, и образовалась новая республика, то она оказалась такой, какой ее хотели видеть эстонцы. Демократии, о которой мечтали русскоязычные сограждане, было как-то маловато. Первым делом все представители других наций были поражены в правах. Это был первый удар. Было много оскорблений, пренебрежительного отношения. Пока флер еще не спал, мы верили, что это только пена, что она схлынет - и наступит равенство и братство, Эстония продвигалась в своей изоляции с огромными трудностями для всего населения. Мы делили с ней эти трудности, затягивая пояса. Потому что верили в лучшее. В какой-то момент стало казаться, что лучшее близко. Уже пару-тройку лет назад окружающие перестали пугаться русского языка, туризм и торговля, правильные экономические кирпичи отношений, уравняли всех.
В последние пару лет ситуация резко изменилась. Это было связано с тем, что у Эстонии появилось новое, явно националистическое правительство.

Тут надо сделать небольшое отступление. В чем выражается дискриминация русскоязычных в Эстонии? Отсутствие избирательного права в высшие органы власти страны для неграждан. Не так уж, может быть, и страшно, учитывая то, что активность голосующих в этой категории не слишком высока.
Но есть и скрытая дискриминация. По статистике русские уступают во всем - безработица среди них существенно выше, получают они заметно меньше, руководящих постов они занимают просто ужасающе меньше. Их почти нет в органах власти и в сытых госучреждениях. Означает ли это то, что русские менее способны к подобным видам деятельности, неграмотны, необучаемы и способны только улицы мести? Следует полагать, что нет. Каков же механизм дискриминации? Он прост, он называется закон о языке.

Эстония в последние годы "активно" "проводила" "политику" "интеграции". А теперь я расскажу, что такое интеграция по-эстонски. Мы должны были говорить по-эстонски, как эстонцы, мыслить как эстонцы, жить как эстонцы. Это не голословные требования, они не раз озвучивались, последний раз сегодня.

Мы не стали говорить так же легко, как они, хотя язык честно учили - за свой, разумеется, счет. Мы не стали мыслить, как они, и не стали отказываться от своих национальных особенностей. Не только русские, но и евреи, белорусы, татары, и т.д. Мы хотели оставаться собой. План интеграции провалился. Об интеграции, когда возможно равное существование различных этнических групп, речи не шло никогда. ОТ нас хотели ассимиляции, называя ее интеграцией, реально же ситуацию можно было назвать сегрегацией. Общины практически не взаимодействовали друг с другом. Проще всего это происходило в виде недопущения русских в теплые места, образование моноэтнических трудовых коллективов.

В последнее время проблемы с языком стали очень большими. То, может ли человек работать на каком-нибудь месте, определял не руководитель организации, а закон о языке. Вы могли обладать какими угодно талантами, но если вы не знали языка, пусть даже ваша работа не требовала ни единого слова, то эту работу вы получить не могли. Не надо думать, что экзамен по языке был страшен только для нерадивых. Как вы думаете, что надо было уметь, чтобы сдать язык на средний уровень? Понятно, что надо было уметь читать, писать, размышлять, различать на слух. Уметь писать деловые бумаги, эссе! об инвестициях! в эстонскую экономику, и т.д. Экзамены ужесточались с каждым годом. Для их сдачи недостаточно было знания языка на бытовом и профессиональном уровне. Надо было быть образованным, начитанным, незаурядным человеком. Ну что же, это тоже неплохо, мы развивались и учились. Некоторое время назад было принято дополнение к закону о языке, которое позволило языковой комиссии, которая могла в любой момент проверить вас - на всякий случай - и, если вдруг ей показалось, что вы языка не знаете, аннулировать все ваши экзамены. Как вы догадываетесь, объективность - это не совсем та черта, которая присуща всем людям. О членах языковой комиссии я вообще что-то мало доброго могу сказать.

Среди эстонцев довольно популярно мнение, что все русские есть жертвы московской пропаганды. И так же как для многих россиян всюду видна рука Америки, так и эстонцам видна рука Москвы. Предположить, даже условно, что есть мыслящие самостоятельно люди - это невозможно. В Эстонии есть один образцовый русский, да что один, я двух знаю - Криштафович и Одинец. Эти люди более эстонцы, чем сами эстонцы. Их можно только пожалеть. Но наличие вот таких вот образцов, которые удовлетворяют всем требованиям националистов любого уровня, есть для нас большая беда. Потому что мы проходим поверку по ним. Нет средних значений, нет множества мнений, есть эталонный русский эстонец, все остальные - это тибла (отцом этого выражения является русское матерное).

Я очень спокойно отношусь к памятнику. Тут я в меньшинстве. Камни мне не нужны, чтобы знать и помнить.
С другой стороны, я очень хорошо понимаю эстонцев, которые до сих пор болезненно воспринимают оккупацию 40 года.

Тут разница менталитетов и огромная разница в воспитании, когда день Победы был, на протяжении десятилетий единственным настоящим праздником в России. Сейчас я не буду говорить ни о пакте Молотова-Риббентропа, ни о том, что памятник активно использовали правые (и левые) для своих грязных целей.

В этот раз памятник был, скорее, катализатором. Дискриминируемая часть населения не захотела с этим мириться. Это нарыв, который взорвал общество. Такое постоянное давление и унижение не могли продолжаться долго. ТО, что на улицы вышло столько народу, невероятно много для Эстонии, при том, что нет сейчас у этой толпы никаких лидеров и организаторов, говорит о том, что проблемы, которые вывели людей на улицы, это не проблемы памятника, точнее, не только проблемы памятника. Это проблемы дискриминации заметной части населения. После погромов, случившихся вчера, все форумы на эстонском языке были заполнены проклятиями и призывами сжечь русских, депортировать их, поубивать их и т.д. Сегодня, когда выяснилось, что мародеры на треть состояли их эстонцев, тон комментаторов существенно изменился.

Люди выходят на улицы потому, что дальше они так не могут. ТО, что происходит в Эстонии для русских, не стало возможным выносить далее. это не политический конфликт и не конфликт ментальностей. Это освободительное движение, это движение за права. И я надеюсь, что европейская общественность наконец-то это поймет.

(пьяных дураков, агрессивных подростков и провокаторов я пока вынесу за скобки. Они тоже есть. Но они тоже все порождены сложившимися условиями - отсутствием нормального образования на своем языке, низким уровнем жизни, отсутствием перспектив)

Пока я это писала, погромы начались и у нас...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →