SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Истинный викторианец, преклонявшийся перед наукой и почитавший ее, Конан Дойл последнее десятилетие жизни глубоко ушел в изучение парапсихологии. Над ним, разумеется, смеялись газеты; знакомые пожимали плечами. Дошло до того, что он, будучи одним из самых высокооплачиваемых писателей, был вынужден печатать труды за свой счет.

Причинные связи в истории он представлял себе так: события, выливающиеся в тектонические сдвиги, малозаметны, как камушек, с падения которого начитается сход лавины. Он считал, что умеет выделить эти камни и песчинки в ежедневном потоке. Возможно, так и было.

Первой медийной войной стала англо-бурская война. (Конан Дойл был на этой войне: он снарядил госпиталь и сам стал в нем врачом.) С окончанием войны президент Крюгер стал (уже из Голландии) распространять в газетах небылицы о небывалых жестокостях англичан, о массовых изнасилованиях и убийствах бурских женщин и детей и о концлагерях. Конан Дойл в ответ собрал массу - сотни и тысячи - свидетельств обратного и издал книгу-опровержение. Он считал это своим патриотическим долгом по защите Англии. Мифы Крюгера, однако, пережили и его самого, и Конан Дойла; они живы и теперь. В массовом сознании они считаются истиной.

Между войнами КД много пишет о реформе армии. Кавалерия не нужна, вместо нее должны быть хорошо обученные пехотинцы, умеющие метко стрелять. Строевую подготовку нужно сократить до минимума: война не парад. Он говорит об организации территориальных войск, где мужчины проходили бы военное обучение. Перед самой войной он пишет "фантастическую" повесть о блокаде Англии немцами с помощью подводных лодок.

Дж.Д. Карр приводит высказывания военных чиновников о проектах КД (негативные, разумеется), и однажды не выдерживает: "Полковник не был лунатиком. Он был военным экспертом".

(Впрочем, мы знаем: никто и никогда не бывает готов к войне, а проведение реформ ограничено даже не ресурсами и отсутствием воображения, а политическими соображениями и знаменитым "пока гром не гянет". Разработчики армейских реформ пытаются предвидеть будущую войну, но те, кто по-настоящему обладает даром предвидения и воображением, не обладают властью, и это правило, а не исключение.)

Потом было то, с чем не мирилось даже самое буйное воображение - Первая мировая: Марна, Верден, Сомма, Ипр; а еще крохотная деревня Пасхендаль - символ бессмысленных потерь, полмиллиона жертв. Уютный мир, справившийся с вечной угрозой голода, мир без границ и паспортов вдруг сошел с ума и громоздил десятки, сотни тысяч смертей; человек ко всему привыкает, даже к газетным сообщениям о горах перемолотых артиллерией трупов. Все это нельзя было объяснить в терминах позитивной науки (и вообще нельзя было объяснить).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments