SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

"Странная", "ничья" Александрина из "Путешествия дилетантов" раздражает, завораживает, отталкивает и все же влечет - и до чего похожа на Т.С., с которой мы тогда дружили. Я наделяла Александрину внешностью Т.С.: глаза светлые и глубокие, "византийские", широко посаженные, все линии гармоничны, тонкая, изящная и очень сильная, - загадка, не бывает же таких, но она-то была, была.

Иногда ее заносило, перекашивало. Сердясь, я звала ее Настасьей Филипповной, зная, впрочем, что это Александрина, и что ее затягивает мысль о смерти.

Она подарила мне Евангелие и надписала. (Евангелие стоит на полке справа.) Мы некоторое время не виделись, а потом я узнала: она всем рассказывает, что я украла ее Евангелие.

Металась по знакомым, показывала надпись очень характерным почерком, стилизованным под полуустав. Все кивали и говорили: да, да, конечно. А слух шел дальше и обогнать его было нельзя. Но тогда никто ничего не заподозрил, а к странностям поведения Александрины все привыкли: женщине ее красоты (необычайной, почти магической) прощается многое.

Через несколько лет узналось: все это время, почти всю жизнь она терпела она невыносимые боли - ее мозг стискивала паутина болезненно разросшихся нейронов и она могла стать нечеловеком, но повезло, пронесло и, излечившись, Александрина стихла: невидимые движения, опущенные глаза, раз в день слово или два неслышным голосом, тенью голоса.

Потом, говорят, она и вовсе обратилась в тень, в невидимку. Рассказывали: вот она стоит перед тобой, а чуть глаза отведешь и пропадает, нет ее. Не фокусы и не колдовство, да она и не умела, а просто истаяла как снежок.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment