SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Уехать

Давным-давно, в странные небывшие времена, слово "уехать" звучало печально и грозно: понижая голос, говорили: он уехал, они уехали, и вопрос "куда" следовал не всегда. Неважно, куда ехал человек, а важно, что ехал отсюда.

Заметила, что теперь мы тоже понижаем голос.

Вот и эта, с русалочьими глазами и нежным лицом, полушепотом: мы едем.

- Куда?
- В город Абердин, в Шотландию. Муж уже там. Сын школу кончит через год, и тоже уедем. - (Ее сын-инвалид очень умный и способный мальчик.) - В августе сдаем TOEFL, а в сентябре подадим бумаги в университет.
- А как с работой?
- Да такое же место, его шипшандлерская фирма позвала.
- Дом снимет, наверно?
- Ну уж нет, сама знаешь, что у них там за дома. Квартиру нашел. Мы в июле туда полетим.
- А что вдруг так?
- Не хотим тут оставаться. Ну, ты же понимаешь.

Они все так отвечали: ты же понимаешь.
.
Тема отъезда стала не то чтобы стыдной или невыговариваемой. Тут нет ремарковских героев, которые умели страдать элегантно. Мы не умеем элегантно. И страдать не умеем. Каждый за себя, каждый роет свою нору, берлогу, яму.

Сказать вслух, в полный голос, означает признать неудачу. А признать - наполовину проиграть.

Ира уехала. Оля с Эдиком уехали. И Алексей, и Ната. И другие, знакомые и не очень. и вовсе незнакомые.
Ганновер, какой-то крохотный Вальсроде, Дандолк, Голуэй, Инвернесс, Глазго.

О стране, в которой родились и жили, которую любили, они больше никогда не скажут ничего хорошего. В лучшем случае промолчат.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments