SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Categories:

Бригады Мариотта. Долговой пеонаж: банки вместо танков - основы оккупационного дела

Бригады Мариотта (по названию отеля) - чикагские и джорджтаунские "мальчики", руководившие реформами 90-х.
via marija_k

"Неолиберальное безумие" (источник) - кажется, на Западе только теперь прочли критиков реформ 90-х. Статья, в которой есть кое-какие рациональные объяснения тому, что происходит у нас. (Не обошлось без публицистита, но это, в конце концов, не академич. статья.)

Хотя пресса всего мира уделяет сейчас основное внимание Греции (а также Испании, Ирландии и Португалии) как наиболее неспокойному району еврозоны, гораздо более серьезный, более разрушительный и ужасный кризис, разворачивающийся в пост-советских экономиках, планирующих присоединиться к еврозоне, как-то избежал широкого освещения в прессе.

Нет сомнений, что эта ситуация замалчивается потому, что опыт стран Балтии является обвинительным актом разрушительному ужасу неолиберализма и европейской политике, которая в отношении этих стран была не такой, как было обещано. Им не помогали развиваться по западно-европейскому образцу, но развивали в качестве колоний, экспортных и банковских рынков, лишали экономического "жирка", квалифицированной рабочей силы, и, безусловно, недвижимого имущества и производств.


<...>
Джозеф Стиглиц, Джеймс Тобин и другие публичные экономисты принялись объяснять общественности Запада, что во вводимой после развала СССР западными продавцами идеологии "финансиализации" есть что-то в корне неправильное. Неолиберальная экономика, безусловно, это не тот путь, по которому шла Западная Европа после Второй мировой войны.
<...>
Идея состояла в том, чтобы предоставить западным банкам, финансовым инвесторам и экономистам якобы "свободного рынка" ("якобы", потому что они раздавали государственную собственность свободно, не облагая налогами, придавая новый смысл термину "бесплатный сыр") полную свободу действий в большинстве стран советского блока для создания экономик "с нуля". <...> В довершение всего местные налоговые системы были заточены так, чтобы вывести два основных источника финансов западных банков – недвижимость и естественные инфраструктурные монополии — из-под местного налогообложения. Это позволило выплачивать полученные в виде дохода от недвижимости и монопольного ценообразования деньги западным банкам в качестве процентов, а не использовать их в качестве внутренней налоговой базы для восстановления экономики этих стран.
<...>
была нарушена главная аксиома финансирования: никогда не номинировать свои долги в твердой валюте, когда ваши доходы выражены в более "мягкой". Но как и в случае с Исландией, Европа обещала помочь этим странам вступить в Еврозону на сравнительно хороших условиях. "Реформы" состояли в том, чтобы научить переносить налоговую нагрузку с бизнеса и недвижимости (основных клиентов банков) на трудящихся. И не только в виде фиксированного подоходного налога, но и фиксированного "социального" налога.
<...>
В отличие от Запада там не было введено никаких существенных налогов на собственность. Это обязывало правительства облагать налогом труд и промышленность. В отличие от Запада не было и прогрессивного налога на богатство. <...>Эти страны были отравлены с самого начала.
<...>
Не имея полномочий облагать налогом недвижимость и другое имущество или даже вводить прогрессивный налог на богатство, правительства были вынуждены возложить все налоговое бремя на труд и промышленность. Эта философия "просачивания благ сверху вниз" (утверждение, что выгоды монополий совпадают с выгодами мелких предпринимателей и потребителей, например, при вливании денег в частный сектор, снижают налоговые отчисления, стимулируя тем самым инвестиции, и на этой основе увеличивая доходы потребителей — прим. переводчика) резко подняла стоимость труда и капитала, делая промышленность и сельское хозяйство неолиберализированных экономик настолько дорогостоящими, что они стали неконкурентоспособными по сравнению со "старой Европой". По сути, постсоветские экономики были превращены в экспортные зоны для промышленности и банков старой Европы.

Западная Европа разработала защиту для своей промышленности и трудящихся, перекладывая на других стоимость аренды земли и других доходов, которые не имеют прямого отношения к необходимым издержкам производства. Постсоветские экономики "освободили" от налогов эти доходы, подлежащие выплате западноевропейским банкам. Эти страны, не имевшие долгов в 1991 году, затем были загружены задолженностью, номинированной не в своих собственных денежных единицах, но в твердой валюте. <...> И теперь западные банки требуют, чтобы Латвия и страны Балтии платили по счетам, в еще большей степени вводя новые неолиберальные "реформы", которые угрожают выдавить еще больше рабочих рук за рубеж по мере того, как балтийские экономики будут сжиматься, а бедность расти.
<...>
В результате, похоже, что этот экономический эксперимент сошел с ума, превратился в антиутопию, жертв которой сейчас и обвиняют во всем. Неолиберальная идеология "просачивания благ сверху вниз" (похоже, она готовится к применению в Европе и Северной Америке под аккомпанемент такой же оптимистичной риторики) оказалась настолько экономически разрушительной, что ее можно сравнить только с военной оккупацией.
<...>
Долговой пеонаж заменил прямое крепостное право. Залоговая стоимость недвижимости значительно превышает фактические рыночные цены на нее, которые упали на 50-70 процентов в прошлом году (в зависимости от типа жилья), и намного превышает возможности латышских домовладельцев платить по долгам. Объемы валютных долгов гораздо больше того, что эти страны могут получить от экспорта промышленных и сельскохозяйственных продуктов своего производства в Европу (которая вряд ли захочет принять этот импорт) или другие регионы мира, где демократические правительства взяли на себя обязательство защищать свои рабочие места, а не избавляться от них и подвергать свои страны беспрецедентным программам жесткой экономии во имя "свободных рынков".
<...>
Нужно отметить, что Западная Европа после Второй Мировой войны развивалась совсем не так, да и Китай тоже, если говорить о современности. Все эти страны следовали по классическому пути: защищали отечественную промышленность, вкладывали государственные деньги в инфраструктуру, использовали прогрессивное налогообложение, финансировали здравоохранения и охрану труда, юридически запрещали инсайдерские торговые операции и растаскивание общественного имущества, т. е. делали все, что предается анафеме неолиберальной идеологией свободного рынка. Речь идет об основополагающих допущениях мирового экономического порядка.
<...>
Задача сегодняшего дня — переставить экономику Латвии с неолиберальных рельсов на неокрепостные. Можно предположить, что выбранный путь будет соответствовать проторенному в 19 веке классическими экономистами, работами которых руководствовались процветающие сегодня страны Запада и Восточной Азии. Но он потребует смены экономической философии, более того, он потребует смены правительства.

Вопрос в том, как отреагирует на это Запад. Признает ли он свою ошибку? Или будет начисто отрицать свою вину и дальше? Симптомы не являются многообещающими. Запад говорит, что трудящиеся были разорены недостаточно, промышленность еще недостаточно разрушена, а экономика пациента еще не сдала достаточно крови.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments