January 8th, 2008

(no subject)

Доношу вашему превосходительству, столь любезно пожаловавшему нас снегами: Тамара Николаевна поддалась провокации и, это, ну, русофобствует.

Весь ГУМ празднично разукрашен в стиле ретро. Красота неописуемая. На первом этаже сплошные и , не побоюсь этого слова, шикарные бутики. Все сверкает. И блестит. Но… сортир один на весь ГУМ. У входа со стороны Ильинки.

И вот там-то в очереди я и расвеселилась.

Передо мной, не поленилась состичитала, стояло сорок восемь дам. И каких! В шикарных шубах и не очень. В сногсшибательных меховых головных уборок. С пакетами покупок в бутиках – Мах Мара, Барбери, Босс. И даже Шанель.

Недовольством очередью дам возмущалась с замученным лицом хамоватая служительница. Та, что принимала от нас по 8 р. За услугу.

Сортир так себе. Вокзальный советских времен. И даже без унитаза. Представляете, в шикарной шиншиловой шубе до пят. И орлом…

(no subject)

Айме привезла супер-винегрет (лучше стокманновского), я купила чайный пирог, а Машка варенье из морошки. За чаем Айме поделилась сведениями о косметическом бизнесе. Салоны, обертывания, процедуры и прочее с рентабельностью процентов в триста. И тут, между делом, говорит: чтобы прыщ свести, платят сказочные тыщи, а эти косметички даже с луной договариваться не умеют.

Мы, хором: как это так, с луной договариваться?
В полнолуние, поясняет Айме, надо подставить под лунный свет дефектную часть тела, и проговаривать: смотри, Луна, у меня-то есть, а у тебя-то и нету. Луна обзавидуется и заберет болячку себе. А чего ей, она и так рябая.

Тут мы замолчали, и каждая представила, как выглядит эта процедура в зависимости от того, какая часть тела нуждается в терапии.