March 16th, 2008

Травля клопов по-научному, или Kill SUP

Если вы таки не перешли на Файрфокс с его замечательным AdBlock Plus, то вот что:

С:\WINDOWS\system32\drivers\etc\hosts
(Файл открыватется в Блокноте, если чего)

Туда пишем:

127.0.0.1 tns-counter.ru
127.0.0.1 www.tns-counter.ru
127.0.0.1 livejournal.sup.com
127.0.0.1 sup.com
127.0.0.1 sup.ru
127.0.0.1 stat.livejournal.sup.com
127.0.0.1 ads.sup.com
127.0.0.1 inf.sup.ru
127.0.0.1 tns-counter.ru
127.0.0.1 scnt.rambler.ru

И будет вам благо, и не будет рекламы, счетчиков и прочего, чем нас так упорно пытаются осчастливить.

(no subject)

Расстаться с "Путешествием дилетантов" не получилось: вспомнила, как любила книгу, как бесконечно ее перечитывала, как пыталась избавиться от ее бесконечного (ядовитого) обаяния. Книга обращалась прямо ко мне, она мне и была адресована, и плевать, что в выходных данных указан тираж - сколько-то там (мало) тыс. экз.

И не удивилась, узнав, что С. Трубецкого (так звали героя по-настоящему) сослали в пехотный полк в Петрозаводск, а Лавиния Жадимировская поехала с ним и сняла дом в нашем квартале, рядом с "державинским" домом.

Апд. - Ну вот и открылась тайна гибели Антуана де Сент-Экзюпери. Его самолет был сбит недалеко от Тулона немецким самолетом-разведчиком. Немецкого пилота звали, да и сейчас зовут Хорст Рипперт, он жив, ему 88 лет. После войны он работал спортивным обозревателем телеканала ZDF. В интервью агентству AFP он сказал, что ни за что не стал бы сбивать самолет, если бы знал, кто в нем находится, потому что Сент-Экзюпери всегда был его любимым писателем. Дополнительная интрига этой истории в том, что Хорст Рипперт - родной брат недавно умершего Ханса-Рольфа Рипперта, известного миру под именем Иван Реброфф.

...а кассету Ивана Реброва мне переписал мальчик из дома, построенного на месте дома Трубецкого и Жадимировской. Что за плетенье, что за узор судеб, имен и прочей прекрасной чепухи. Где Сент-Экзюпери, где Трубецкой, где именье, где вода, где военный летчик, где светский человек-пустяковина.

(no subject)

Простудилась.
Купила фаянсовый кофейник, на котором дилижанс мчится по очень английской деревне, "Каникулы в Лимстоке" (это про мисс Марпл), "Тринадцатую сказку" Дианы Саттерфилд и кепку.

В медицинских целях разбавила виски имбирным настоем. Ничего так.

(no subject)

"Странная", "ничья" Александрина из "Путешествия дилетантов" раздражает, завораживает, отталкивает и все же влечет - и до чего похожа на Т.С., с которой мы тогда дружили. Я наделяла Александрину внешностью Т.С.: глаза светлые и глубокие, "византийские", широко посаженные, все линии гармоничны, тонкая, изящная и очень сильная, - загадка, не бывает же таких, но она-то была, была.

Иногда ее заносило, перекашивало. Сердясь, я звала ее Настасьей Филипповной, зная, впрочем, что это Александрина, и что ее затягивает мысль о смерти.

Она подарила мне Евангелие и надписала. (Евангелие стоит на полке справа.) Мы некоторое время не виделись, а потом я узнала: она всем рассказывает, что я украла ее Евангелие.

Металась по знакомым, показывала надпись очень характерным почерком, стилизованным под полуустав. Все кивали и говорили: да, да, конечно. А слух шел дальше и обогнать его было нельзя. Но тогда никто ничего не заподозрил, а к странностям поведения Александрины все привыкли: женщине ее красоты (необычайной, почти магической) прощается многое.

Через несколько лет узналось: все это время, почти всю жизнь она терпела она невыносимые боли - ее мозг стискивала паутина болезненно разросшихся нейронов и она могла стать нечеловеком, но повезло, пронесло и, излечившись, Александрина стихла: невидимые движения, опущенные глаза, раз в день слово или два неслышным голосом, тенью голоса.

Потом, говорят, она и вовсе обратилась в тень, в невидимку. Рассказывали: вот она стоит перед тобой, а чуть глаза отведешь и пропадает, нет ее. Не фокусы и не колдовство, да она и не умела, а просто истаяла как снежок.