January 24th, 2010

Расскажите мне историю (Леонид Бежин, "Мох")

Расскажите мне историю.
Кино я перестала смотреть, когда стала невыносима кинематографическая условность, когда фильм перестал рассказывать историю и стал демонстрацией "творческого приема". Стал бросаться в глаза упор на самоценность приема; содержание подменила убогая, условная форма. Это порок восприятия, знаю.

Когда тот же порок - неприятие литературного приема и вообще литературщины - стал проявляться в восприятии книги, я задумалась. Вышло вот что: скорее всего, я просто не заметила смены литературного языка и не понимаю этот новый мир (для кого-то прекрасный).
Смена даже не языка, а культурного кода. Все уже написано, все сюжеты пережеваны семижды семьсот раз. Так зачем снова и снова браться за то, что описали Толстой и Пруст? Нет, не для того, чтобы рассказать историю. Задача автора в ином: своим языком переписать некогда сказанное.
Но я-то берусь за книгу с невысказанным: "Расскажите мне историю". - А вместо истории снова и снова авторская личность, авторская позиция, а чаще поза, то есть неинтересное, навязанное, скучное. Чаще всего в этом проявляется отсутствие литературного мастерства. Знание приемов не есть мастерство. А результат таков: ремесленные детективы и чик-лит технически выстроены куда лучше, чем томищи всевозможных лауреатов. Вороха "глупых милордов" по-прежнему рассказывают истории, а не демонстрируют череду авторских поз.

Но, может, старый культурный багаж не дает войти в этот новый язык, и потому то, что для кого-то ново и незнакомо, представляется мне нищим и убогим.

Расскажите мне историю.

Для себя вывела: книга, заслужившая литературную премию, не заслуживает прочтения.

Леонид Бежин, "Мох": история, рассказанная тем самым, прежним языком. Прием спрятан, а содержание борет форму. Забытое, старомодное искусство мастера слова.
Забытое наслаждение хорошей литературой

(книжную аннотацию не читать: вранье.)

(no subject)

В очереди в кассу дама болтала по тлф с мужем-водителем, который нынче разгружается в Тарту. Говорила-говорила вполголоса, и вдруг ее глаза округляются а рот открывается-закрывается как у рыбы, а затем исторгает вопль: мороз тридцать три градуса?! немедленно домой!

И нас-то в Тлн просто жара по сравнению, минус 21. Греемся у теплого моря.

(no subject)

«Бесславные ублюдки» стали фильмом года в США, пишет guralyuk, и поясняет:
==С нацистствующей публикой, ососбенно с интеллектуалами, церемониться смысла нет. Разбираться там, кто из них правый традиционалист, а кто просто без-умно трясется над сохранением "субъекта нации" в виде очередного "свядомага кола", а кто - просто инфантильный нонконформист. Есть ясный исторически сложившийся и проверенный в европейской культуре критерий добра и зла - отношение к нацизму. Все, что в какой бы то ни было форме оправдывает нацизм - зло.
<...>
Допустимый порог интеллектуальных поисков на этом направлении и особенно порог допустимой на этом направлении публичности - не очень высок. Ниже голову всей этой публике держать надо. Хитроумные отсылки к антикоммунизму и антирусскости - обманывают недолго.

То, что фильм в прокат вышел 23.08 - самое то. Все эти наши местные - "восточно-европейские" - нынешние интеллектуальные поиски к европейской культуре отношение имеют вторичное, примерно как бомжи на свалке к светскому обществу.==