April 20th, 2011

Задачка на знание приличий

Дано: пресс-секретаря ФМС, ляпнувшего что-то там про "защиту белой расы", выперли со службы с завидной оперативностью.

Вопрос: какие санкции причитаются высшему госчиновнику, который считает американского президента своим лучшим другом и пляшет голышом под луной под песенку "американ бой, уеду с тобой, Москва, прощай".

(no subject)

Историч. сериал по Григорию Турскому получился бы (у хорошего сценариста) серий на сто. Если без клюквы.

===

Языковые гнусности все продолжаются и только крепчают. Законы им не помеха.

Яна Тоом сказала: после того, как "беседы" языковых инспекторов с учителями стали проходить в присутствии представителей горуправы, число "предписаний" снизилось в разы. Т.е. прежде языковые законы толковались весьма произвольно.

В эст. СМИ наезды на заменившего ее Кылварта: расово нечист, наполовину кореец.

Зато про сведениям "Шпигеля" в ст парламенте т.наз. правых популистов нет. Ну что за картинка! Кто же вымолвит, что таковых там больше половины.

Главное - красиво составленные отчеты.

(no subject)

Саид Гафуров, Самое главное, что нас ждет осенью этого года - это вопрос о том, как будут спасать зону евро. 25 тезисов

Манфред Кляйне-Хартлаге (Manfred Kleine-Hartlage), "Ликвидация цивилизации": текст первой главы (видимо, суммирующей).

Конспективно:

Посылки, базирующиеся на левототалитарной химерической системе, подразумеваются большинством людей, как само собой разумеющееся и, поэтому, ими не осознаются, и это тем меньше, чем ближе эти люди находятся к источникам общественного идеологического производства.
<...>
Традиционная третья политическая сила, назовём её для простоты «правые», в свою очередь, надолго потеряла политичекую конкретику. «Консерватизм» стал в конце концов, в некотором роде, непоследовательным, инертным либерализмом и это реальное состояние его сегодняшнего дня.
То, что марксизм и либерализм обеспечили себе единый идеологический рынок-олигополию означает, что описание других общественных реалий стало или затруднительно или невозможно: я имею здесь в виду такие реалии, которые не могут быть определены ни марксизмом, ни либерализмом в их идеологических понятиях и на их идеологических языках.
Поскольку марксизм и либерализм несмотря на все противоположности вовсе не являются независимыми друг от друга, а, напротив, один представляет собой критику другого и выстраивают её один за счёт другого, в их основе лежит некоторая общая идеология, которую они таким образом пытаются поделить. Я назвал её общей, сверхидеологией - Метаидеологией.
<...>
Маркс вовсе не оспаривал освободительных ценностных основ либерализма, напоминая ему только, что эти ценности одновременно на базе либеральной идеологии и капиталистической систем недостижимы. Развитие и совершенствование освободительного потенциала, заложенного в либерализме в идеальной, а в капитализме в материальной форме он произвёл и продолжил в собственной системе. Марксизм и либерализм духовные родственники.

Обе идеологии критикуют установленные, не вполне добровольно принимаемые социальные отношения, как, например народ, семья, церковь из-за присущих им моментов власти и несвободы и рассматривают их, вследствии этого, как подлежащих разрушению.
Обе идеологии являются универсалистскими, то есть претендуют на действенность для всех людей и народов, причём либерализм выводит состоятельность этого универсального и всеобщего притязания из прав человека, в то время, как марксизм определяет его напротив, как результат материального глобализирующего процесса, который должен включить в себя всё человечество.
Обе оценивают любое общество — как минимум неявно — с точки зрения утопии, то есть с позиции идеального состояния некоторого абсолютно свободного от господства общества свободных и равных, состояния, не бывшего ещё никогда и возможность реализации которого, в лучшем случае, не доказана.
Они задают совместно некоторую Метаидеологию, т.е. они определяют что, в принципе, подлежит идеологизации: о чём вообще в западных обществах возможно спорить и о чём нельзя, что может считаться нормальным и разумным и что, как эксцентрическое или предосудительное, должно быть исключено из считающимся серьёзным общественного дискурса, какие идеи, соответственно, имеют шансы на успех и какие нет.
Collapse )
7. Утопизм предполагает образ человека, в котором здоровыми и нормальными признаются только те человеческие качества, которые совместимы с соответствующей утопией.
Этот образ означает в обратном смысле, что люди, отказывающиеся от принятия утопии, поскольку они придерживаются других взаимоотношений, ценностей и мировоззрений и защищаются против такого рода политически навязываемых изменений, оказываются не только предвзято заблуждающимися, реакционерами злонамеренными, но и психопатами.
О многом в этом смысле говорит удивительная карьера слова «фобия», которое в прежние времена применялось только для обозначения состояния страха, ну, а сегодня, для обозначения странных «болезней», как гомофобия, ксенофобия и исламофобия.

Но как называется идеология, которая сводится к тому, чтобы опираясь на утопический идеал и с претензией на монополию абсолютной истины проникнуть во все области жизни и их, при необходимости, перевернуть или раздавить и это в мировом масштабе? Которая претендует на выводы о законах истории, обвиняет своих критиков в злонамеренности в моральном и больными в медицинском смысле и пропагандирует перевоспитание человечества?

Такую идеологию называют тоталитарной.