?

Log in

No account? Create an account
Для писем и газет
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Wednesday, May 4th, 2011

Time Event
4:51p
Теория разбитых окон
(источник)

В середине 1980-х в нью-йоркском метрополитене поменялось руководство. Новый директор Дэвид Ганн начал работу с… борьбы против граффити. Нельзя сказать, что вся городская общественность обрадовалась идее. «Парень, займись серьезными вопросами – техническими проблемами, пожарной безопасностью, преступностью… Не трать наши деньги на ерунду!» Но Ганн был настойчив:

«Граффити — это символ краха системы. Если начинать процесс перестройки организации, то первой должна стать победа над граффити. Не выиграв этой битвы, никакие реформы не состоятся. Мы готовы внедрить новые поезда стоимостью в 10 млн. долларов каждый, но если мы не защитим их от вандализма - известно, что получится. Они продержатся один день, а потом их изуродуют».
<...>
В 1990-м году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон. Вместо того, чтобы заняться серьезным делом – тяжкими преступлениями, он вплотную взялся за… безбилетников. Почему?

Новый начальник полиции верил - как и проблема граффити, огромное число «зайцев» могло быть сигналом, показателем отсутствия порядка. И это поощряло совершение более тяжких преступлений. В то время 170 тысяч пассажиров пробирались в метро бесплатно. Подростки просто перепрыгивали через турникеты или прорывались силой. И если 2 или 3 человека обманывали систему, окружающие (которые в иных обстоятельствах не стали бы нарушать закон) присоединялись к ним. Они решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут. Проблема росла как снежный ком.

Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев» по одному, надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. Там безбилетники стояли, пока не завершалась «большая ловля». После этого их провожали в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом.

«Для копов это стало настоящим Эльдорадо, - рассказывал Браттон. - Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство!.. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд».

В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Рудольф Джулиани. Он забрал Браттона из транспортного управления и назначил шефом полиции города. Кстати, в Википедии написано, что именно Джулиани впервые применил Теорию разбитых окон. Теперь мы знаем, что это не так. Тем не менее, заслуга мэра несомненна – он дал команду развить стратегию в масштабах всего Нью-Йорка.

Полиция заняла принципиально жесткую позицию по отношению к мелким правонарушителям. Арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах. Кто кидал пустые бутылки. Разрисовывал стены. Прыгал через турникеты, клянчил деньги у водителей за протирку стекол. Если кто-то мочился на улице, он отправлялся прямиком в тюрьму.

Уровень городской преступности стал резко падать - так же быстро, как в подземке.

Конечно, статью лучше читать целиком.
5:57p
О (целеполагающей) роли государства
чевидно, что полнота свободы личности реализуется только в условиях жёстко и эффективно действующего сильного государства, выдвигающего цели и разрабатывающего операции действия. Слабое вялое государство, бросающее экономические и социальные процессы на самотёк, обречено попускать грабёж и насилие над личностью со стороны различных социальных сил других стран и криминала своей собственной страны.

Защите этого тезиса собственно и посвящены замечательных три тома Иммануэля Валлерстайна «Современная миросистема I, II, III». В них показано, что священная английская «революция лишь тогда чего-либо стоила, если она умела защищаться» (В.И.Ленин), а точнее, защищать своего сверхпредприимчивого купца, дипломата, заводчика, финансиста, и затем уже квалифицированного рабочего с мировой фабрики. Поэтому сначала Англия душит пошлинами продукцию индустриально конкурентной Франции, выращивает свои ткацкие производства, а потом под требованиями либерализма и святости свободы конкуренции добивается по Эденскому договору 1786 г. отмены пошлин во Франции, уничтожая французскую промышленность, предварительно всё это уже проделав с Голландией.
<...>
этих три тома до сих пор не издаются в России и обсуждаются исключительно эрудированными философами левой ориентации Андреем Фурсовым и Борисом Кагарлицким. В них разрушаются мифы двух самых популярных и умных авторов, на которых построено здание непротиворечивости и самоочевидности гайдарономики: миф свободного рынка без государства, якобы со свободными индивидуумами Хайека, и миф одиночки или группы предпринимателей, по Шумпетеру, которые вырывают у нерасторопных тугодумов предпринимательскую прибыль за счёт креативного разрушения.

(статья полностью)
7:28p
Первонах, взвизгнул юзер, открывая ежегодную кампанию против праздника, чуждого всякому приличному человеку.
10:46p
О группе "Фемен" (тело как ресурс; «жертвы» патриархата, а не его деконструкторы), согласна на 100%.
Хорошие девочки, а ученые дяди-тети врут: чтобы "все было как у больших", вешают ярлык "социального проекта" на попытку продвижения в вожделенный шоу-биз.

<< Previous Day 2011/05/04
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com