January 18th, 2012

Продолжаю наблюдать

В ЕС сезон возмущения и поднятых бровей: СМИ занялись Восточной Европой. Сначала Венгрией, - ограничение демократии! посягательство на свободу прессы и разделение властей! - деликатно не заметив на приглашение к пересмотру границ (проблема "заграничных венгров").
Заметим: о "европейских ценностях" заговорили только когда Орбан решил изменить налоговую систему, национализировать частные пенсионные фонды (сколько можно просаживать?), предоставить парламенту право вето на еврозаконы и взять ЦБ под контроль правительства.

О наших краях дипломаты ЕС упорно молчат, хотя в прессе (например, и здесь ссылки на Frankfurter Allgemeine, Welt и TAZ) скандал катится вовсю: эстонский парламент собирается официально назвать "борцами за свободу" бойцов эст. легиона СС.

От публикаций же пока проку немного: Брюссель "не в курсе" и обещает "изучить вопрос". (А что толку его изучать? О восточноевропейском, вернее балтийском неонацизме в последние лет 10 не писал только ленивый; но декларируемые "европейские ценности" - это одно, а политические выгоды - другое.) Поздно "изучать вопрос" и даже "предлагать планы мер", птичка улетела.

Дивная же эстонская пресса, тож интеллигенция, по-прежнему сетует на медиавойну против Эстонии и скорбит о том, что "Вместо почестей развитие этой темы навесило новые ярлыки нацистов на пожилых людей, которые носили восстановление Эстонской Республики в своих сердцах, а эстонскому государству создало репутацию страны, застрявшей в своем прошлом, вместо того чтобы заниматься проблемами современности".

Продолжаю наблюдать.

= = =

fyysik же полагает: "Скандинавская политподдержка Прибалтики - это топик. Вполне себе свинский. Да, давайте, гните свою линию! Пока вы да, на том и стоите - у нас будет бессловесная дешевая рабсила и какой-никакой, но рынок. А то как же мы своих пенсионеров и арабских беженцев содержать будем?".

(no subject)

Во сне захотелось погулять по крышам. но было нельзя: возле каждой печной трубы стоял небольшой горец в бурке и с посохом и крюком посоха иногда доставал из трубы залетевших туда птиц и комки снега.

Вечно понаставят на крышах всякого.

Не могу не процитировать (но абзацы все равно расставлю)

http://belonika.livejournal.com/293888.html

Вот заходишь, в дневник незнакомки, прочитав у френдессы затейливый комментарий жемчужного перелива отборных, чудесных ругательств, а она там такая вся тонкая-звонкая (одна из любимейших моих номинаций) стоит на высоком холме, желательно что-нибудь вроде Тернер Хиллс (тонкие-звонкие просто так не стоят, стоять надо в очень правильном, для понимающих, месте), дрожит всеми чреслами под тремя ветрами и очень кинематографично поправляет тонкой кистью сплетающиеся волосы с нежным оттенком меда, естественно, верескового.

В руках у нее непременно должна нервно быть какая-нибудь бесконечно трагическая Шарлота Мью, ну, или за неимением - что-то вроде «Орландо» Вирджинии Вулф. Древнегреческий беглый и каждый год новый мертвый язык, древности Междуречья, Царевич Фиванский Юсуф, never sleeps, Лавкрафтовский эскапизм, густой, тревожный и душный.

Развевающиеся одежды. Тонкие-звонкие простую человеческую не носят, не дай бог мелькнувшую знаменитым дизайнером в каком-нибудь маргинальном Vogue, все у них из тончайшего батиста или брюссельских кружев из маленьких антикварных лавок квартала Маре о, которых, естественно, кроме избранных и посвященных не знает никто, там только дверь и звонок. Тонким и звонким позволительно лишь иметь винтажные flapbag Chanel, 80-х, с редкой матовой фурнирой. Про наличие охотничьего домика в графстве Беркшир, недвусмысленно намекается. Ах, да, чуть не забыла про кулон с голубым аметистом, которую прабабушка аристократка чудом вывезла в Константинополь.

Образ, как вы понимаете, собирательной. Смело меняйте Шарлоту Мью Верой Павловой, а Лавкрафта на Макса Фрая, звонкость от этого не теряется.

И вот они стоят и дрожат, стоят и дрожат, стоят и дрожат, а потом как спустятся вниз и как насрут тебе в комменты (чаще в личку) огромную кучу, но не просто насрут, а насрут какой-нибудь арабеской редкой вязи, в конце обозвав тебя «охуевшей залупой».

(no subject)

Наложились два впечатления: епической силы запись переговоров начальника порта Ливорно с капитаном-скотиной и это вот -

В.В.Путин: А Вы на меня обиделись, я чувствую, вижу по лицу. А зря.
А.А.Венедиктов: Да, я обиделся, обиделся. Я потом скажу.
В.В.Путин: Я вот не обижаюсь на вас, когда вы меня поливаете там поносом с утра до вечера, а вы обиделись. Я два слова только сказал, а вы уже обиделись.
А.А.Венедиктов: Я пошутил, я не обиделся.

(А блеющий капитан то ли был в состоянии панической атаки, то ли вовсе поехал умом.)