March 31st, 2012

Хорошая книжка

Жан Брикмон, Ален Сокал. Интеллектуальные уловки. Критика современной философии постмодерна.

Очень-очень смешная книжка, да. Но сколько бы "современную франц. философию" ни обличали, сколько бы ни ловили на пустом и часто невежественном блямканье, ничего не меняется: ни темный, герметический жаргон, ни высасыванье из пальца заведомо непроверяемых теорий (хотя тут, если по-честному, чистку надо бы начать с Фрейда-Юнга и прочего психоанализа). Метод - это святое, даже если он шарлатанство. См., например, Wired за 1997, что ли, год, статья о докладе-розыгрыше, состряпанном куда раньше описываемой в предисловии Collapse )

Еще из предисловия -

Мы показываем, что такие известные интеллектуалы, как Лакан, Кристева, Иригарэй, Бодрийар и Делез, неоднократно злоупотребляли научными концепциями и терминологией: или используя научные идеи полностью вне контекста, никак не обосновывая — отметим, что мы не против перенесения концепций из одной области в другую, а возражаем лишь против таких необоснованных переносов — или же кичась научным жаргоном перед своими читателями, которые не являются учеными, не обращая никакого внимания на его адекватность и даже значение.
<...> Другой мишенью нашей книги является эпистемологический релятивизм, а именно идея, которая, по крайней мере, когда выражена отчетливо, гораздо более широко распространена в англоговорящем мире, чем во Франции, и состоит в том, что современная наука есть не более, чем «миф», «повествование», или «социальная конструкция» среди прочих[5]. Кроме некоторых очевидных злоупотреблений (в том числе Иригарэй), мы анализируем ряд недоразумений, которые достаточно распространены в постмодернистских и культурологических кругах: к примеру, незаконное присвоение идей философии науки таких, как обусловленность теории явлениями или перегруженность теории наблюдениями, которые становятся основанием радикального релятивизма.

Эта книга, таким образом, состоит из двух различных, но взаимосвязанных работ под одной обложкой. Во-первых, здесь есть собрание крайних злоупотреблений, обнаруженных Сокалом совершенно случайно; это те самые «уловки» из названия книги. Во-вторых, это наша критика эпистемологического релятивизма и ложных концепций о «науке постмодерна»; эти исследования гораздо более деликатные. Связь между этими двумя критиками преимущественно социологическая: французские авторы «уловок» считаются модными во многих соответствующих англоязычных университетских кругах, где эпистемологический /12/ релятивизм является основной валютой.

Все на выставку игрушек!

На "Moscow fair", ярмарке кукол и игрушек, некоторые женщины ходят с такими лицами, словно у них внутри вдруг зазвенели колокольчики. И вот они идут и прислушиваются к ним. Немного отрешенные, женщины замирают перед каким-нибудь медведем Тедди или Тильдой. Колокольчики звенят. Женщины берут медведей, гладят лохматые медвежьи головы из мохера, заглядывают в стеклянные глазки. Все это они проделывают с очень серьезными, взрослыми лицами. И только забирая покупку, принимая от продавцов уже окончательно свою игрушку, позволяют себе улыбнуться.
<...>
Сурового облика женщина, покупая двух веселых валяных ежей, экспрессивно объясняет: "Это я не себе! Это детям моей подруги! У нее двойняшки!"
Небрежно сует покупку в необъятную сумку и деловитым шагом устремляется к выходу. Завернув за угол, останавливается. Достает одного ежика, смотрит на него и удовлетворенно говорит: "Хе-хе!" таким тоном, что сразу становится ясно: двойняшкам ежей не видать.
<...>
Воинственная тетушка интересуется у девушки-мастерицы, почему у нее такие дорогие игрушки. Девушка вскидывает на нее очень светлые голубые глаза. Я жду, что она начнет объяснять про материалы и стоимость работы. "Разве это дорого? - очень спокойно спрашивает девушка. - Посмотрите на Бусю". И сует в руки воинственной тетушке толстую медведицу с насупленной мордой. "Ну и на что здесь смотреть! - быстро возражает тетушка и тут же, совершенно без паузы добавляет: - А! Уговорили! Покупаю!" Когда она уходит, из сумки у нее торчит медвежья голова в чепце. Почему-то она больше не производит впечатления насупленной.
Более того, она, кажется, ухмыляется.


Источник