December 19th, 2012

Сегодня Никола Зимний

"Пощечина Арию", которую св. Николай Мирликийский отвесил любимцу императора и римской военщины, на самом деле была не пощечиной. Никола Угодник излупил ревизиониста (и своего ровесника) туфлей

(no subject)

Статью Громова "Поглотители" можно, конечно, зачислить в сливы: "Знакомый журналист, специализирующийся на экономике, с большим воодушевлением рассказывал о компании «Минфин», легендарных рейдерах, которые без административного ресурса, пользуясь исключительно экономическими и правовыми рычагами, захватывали или защищали от захвата самые разнообразные активы. Собеседник мой особенно напирал на то, как лихо они создавали проблемы великим мира сего. На рейдерских сайтах, где кучкуются в основном те, кто занимался этой веселой деятельностью в девяностых – начале двухтысячных, до сих пор признается первенство «Минфина» – группы интеллектуалов во главе с Александром Волковым".
Рукопись, найденная в..., да. Но божмой, что сделал бы из этой фактуры человек поумнее и с минимальными аналитическими способностями.

(no subject)

Друзья и френды, а вы не забыли покормить птиц? Морозы ведь какие стоят.

Сало для синиц, а прочим - запаренные крупы (гречка, пшенка) или корм из зоомагазина. Хлеб не надо, он птиц не насыщает.

"Мать"

А лет через пять после этого мне так же случайно удалось непредвзято взглянуть на Горьковскую «Мать». И увидеть, что это вовсе не роман «о революции», а роман о воскресении мёртвой души. О молодой женщине, которой на самом деле от силы лет сорок (а мы-то всегда представляли её себе как древнюю седую праматерь с то ли революционного, то ли военного плаката – белая прядь из-под платка, вдохновенное морщинистое лицо, призывно воздетая рука…) А она – молодая, застенчивая, мудрая, но уже мёртвая, как десятки и сотни других живых мертвецов, населяющих привычный ей мир. И вдруг вокруг неё начинают собираться непривычно, возмутительно живые люди – непьющие мальчики, негулящие девочки, каких она до этого времени не видела и не знала… И дело даже не в том, что они относятся к ней ласково и уважительно, как к ней никто никогда не относился. Дело в том, что они, юные и что-то такое знающие, принимают её, как равную, как свою, и дают ей шанс очнуться от тяжкого сна на цепях между столбов, вернуть свою молодость и начать жить сначалa.
(тут)