October 14th, 2013

О праве на жизнь, собственно

Боглдановский в ФБ ор страшненьком. (Вот теперь знаю, что ощущает человек, избежавший смертного приговора.)

Вот замечательная статья, которая показывает, чтó не так с американской системой здравоохранения. Пример простой: астма. Реалии таковы: простые, сто лет известные и дешевые в производстве лекарства, которые могут себе позволить в развитых странах все люди, в США доступны только застрахованным, и то только тем из них, кому страховка компенсирует в достаточной степени расходы на лекарства. Опять же, если ты потерял работу, а с ней и страховку – твоя астма перестает кого-либо волновать, как и расходы, составляющие многие сотни долларов в месяц на тривиальное лекарство.

Астма на редкость мерзкая болезнь. Это, конечно, не рак, в большинстве случаев она не смертельна. Но болезнь эта по большому счету неизлечима, ее можно только контролировать в течение жизни с большим или меньшим успехом. Collapse )

Только вот в Европе диск Seretide 250 мг стоит в районе 30-40 евро, а в США больше $300 за месячный курс, плюс еще $150-300 за визит к врачу, который выпишет рецепт. Почему? Во-первых, в США государство регулирует только некоторые, очень небольшие рынки лекарств, причем регулирует фрагментарно и непоследовательно. Например, антигистаминные препараты нового поколения, знакомые каждому аллергику зиртек и кларитин, дешевы благодаря истекшим патентам. Еще несколько лет назад ситуация была такой же со всем известными баллончиками от астмы. Но их позволили запатентовать повторно – благо патентная система в США представляет собой полный кавардак. В результате старейший противоастматический препарат альбутерол стоит до $100, тогда как 10 лет назад стоил $15. Стероид пульмикорт, который в Европе стоит $20, в США продается по $175. Простейшие спреи для носа стоят $250 в месяц, тогда как в Европе обходятся по цене чашки кофе и продаются без рецепта вкупе с большинством противоастматических препаратов.

Цены продолжают расти. В США регулирование цен – почти табу, поскольку это предположительно вредит рынку. Но в сфере противоастматических лекарств из-за нелепых патентных правил и по другим причинам конкуренция очень мала, а производство дженериков невыгодно. Само вещество, может быть, вы и сможете продать, да только адекватные дозаторы все запатентованы, и фармацевтические гиганты будут беспощадно судиться со всяким, кто попытается сделать доступное лекарство от астмы. Деньги на это у них есть – в США, где, в отличие от большинства стран, продающиеся по рецепту препараты можно рекламировать по телевизору, на эту рекламу тратятся сотни миллионов долларов ежегодно. И еще $250 миллионов в год уходит на лоббистов в Вашингтоне – по этому показателю фармацевтическая индустрия превосходит военную (!!!)

Collapse )

Спрос на противоастматические препараты неэластичен, люди сделают все, чтобы получить их, потому что – повторю в третий раз – без них жизнь астматика порой невыносима. Эту ситуацию используют повязанные друг с другом лобби фармацевтических компаний, врачей и страховщиков. Государство не вмешивается, а если и вмешивается, то все портит (видите ли, предыдущие дозаторы были экологически вредны, их запретили, а новые дозаторы позволили запатентовать и на этом обирать больных). Collapse )

Отлетел мой ангел

Мой нещастный нетбук уехал в Швецию на гарантийный ремонт.
Думала, что про трещину в корпусе скажут, что это механическое повреждение и гарантии не подлежит, но - нет, взяли. Правда, кусочек от корпуса отлетел прямо в руках приемщика.
Очень удачная и популярная модель (ASUS Eee PC 1011), разумеется, снята с производства и теперь в этой ценовой категории ветры свищут.