November 2nd, 2013

(no subject)

По Кадриоргу шли двое. Между собой говрили по-французски. Один был обычный, а на другом был ярко-алый кфтан с золотыми "разговорами", длинный, в пол. На голове дядьки колыхался огрмный средневековый берет пузырем, весь в серебре и блестках. За плечами у него висел сиротскй рюкзачок.

Все (и я тоже) вели себя так, будто е видят ничего особенного и что в засыпанном листвой мокром Кадриорге каждый день бродят стада оперных персонажей.