December 20th, 2014

(no subject)

Холина, неожиданно неглупо: "Ничто не должно мешать нам быть счастливыми и веселиться, даже если нет денег. Мы же все уже сто раз ощутили на себе, что «нет денег» — это временное. А вот депрессия — навсегда, стоит только начать". (То же самое высказывалось в более краткой форме: "Доллар пробил психологический уровень а, похрен.) Все же опыт 25 лет жизни на "американских горках" и закаляет, и расставляет ценности по местам.
(А многие уразумели: если у тебя нет инсайда, сиди там, где тебя накрыло и не дергайся. Потому что все твои дерганья просчитаны, и на них рассчитывают.)

В Брюсселе демонстрация фермеров, сожгли чучело Меркель.

Римская дорога: строительная технология. Тут еще не показано, что сверху подсыпали грунт: по камню и ноги собьешь, и колесам вред.

(no subject)

В правом глазу ярко-розовый закат, в левом туча нам морем чернее черного и из нее повалил снег не хлопьями даже, а комьями шлеп-шлеп по капюшону.
С непривычки пошатывает от весеннего воздуха, ветра, погоды, влаги. Или медикаментозное опьянение, не знаю. Водки хочу и фиников. Водку нельзя, финики... лучше шоколад.

В этом году рождественской иллюминации очень мало, почти нет. Никто больше не верит в Деда Мороза.

(no subject)

Примерно в 1960-х (а по ощущениям и раньше, после ХХ съезда) из русского литературно-исторического контекста стали тихо убирать "Россию, кровью умытую" - Серафимовича, Сейфуллину, Артема Веселого, Гладкова, Панферова и пр. Там, где прежде хранилась память о страшном и нечеловечьем, возникла (и вознеслась) "ленинская гвардия".
Полный реванш революционеров состоялся позднее, когда символом ужаса стал "воронок", а не младенец, пожираемый свиньями.