June 12th, 2015

Всякое-утреннее

У periskop.su интересно про объединение Германии с т.зр. "осси".
Из комментов: " Чехословакия и ГДР находились примерно на одном уровне развития, но в сохранившей независимость Чехии местные нацбуржуи бОльшую часть промышленных предприятий и марок продукции сохранили и до нужного в современных условиях уровня модернизировали (хотя не без потерь - трамваи Tatra с 1998 г. не делает, например - хотя их линейку продолжило Vario, изначально ремонтное предприятие), а в ГДР западные "соотечественники" порезали всё, что можно под вопли "этот отсталый совок модернизировать бесполезно".
(предприятия были скуплены теми же немцами, но, видимо, условия покупки / приватизации были иными и покупатели были изначально поставлены в жесткие рамки)

Колам: "смысл колама - привлекать в дом богатство и благополучие, и как ни странно, я верю, что он делает это самым незамысловатым способом, безо всякой эзотерики.
Колам - это рисунок на полу перед входом в дом, который традиционно делают женщины во многих индийских штатах. Он насыпается рисовой мукой (или молотым белым камнем) по влажному, только что подметенному и сбрызнутому полу. " - подробно и вообще любопытно.




Что было в Исландии после того, как банки обанкротили, а банкиров заставили ответить в уголовном порядке. А ничего худого не было: инфляция с 18% в 2008 снизилась практически до нуля, безработица упала вдвое, с нацдолгом тоже все нормализуется.

(no subject)

Эллендея Проффер, "Бродский среди нас" - хорошо написано и хорошо переведено, увлеклась.
То время, прочтенное глазами чужого, заинтересованного и во многом невежественного идеалиста. (Ее невежество обусловлено ее профессионализмом: за пределами собственно литературы она беспомощна и не знает контекта.) Время удушливого патернализма и копящейся лжи.
Сейчас "принято" восторгаться советской эстрадой и прочим соцреализмом. Сегодня все это выглядит как прелестное ретро, но как же тошно и душно было, когда кроме этого ретро не предлагалось ничего.
Кто-то сказал о тоске по культуре, сформировавшей Б. Эта тоска многих сформировала и породила странную популярность мемуаров Эренбурга, обэриутов и западных писателей от Ремарка до Акутагавы, Гессе, Борхеса.