?

Log in

No account? Create an account
Для писем и газет
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Saturday, June 4th, 2016

Time Event
8:38a
10:39a
— В китайской истории очень важна концепция «мандата Неба», которая говорит о том, что хороший правитель держит страну единой, не допускает хаоса, способен отразить иностранное вторжение и поддерживает благосостояние людей. К примеру, голод — явный признак утери «мандата Неба». Компартия работает по тому же сценарию. Удержать Тибет, Синьцзян, Тайвань. Охранять территорию, граничащую с 14 государствами. Они не хотят превратиться в Северную Корею, где людям нечего есть. Это не похоже на поведение благодушных демократов, но в этом есть своя логика. Потому что обязательства правителя и подданных взаимны.
...
Си Цзиньпин, в отличие от предшественников, имеет феноменальные знания по отечественной и мировой истории. Он смотрит не только на историю после 1949 года (год прихода коммунистов к власти в Китае.— “Ъ”). Ему интересно, почему пал императорский Китай (в 1911 году.— “Ъ”), почему провалились реформы 1890-х годов. Начались ли они слишком поздно? Не слишком много ли они попытались поменять за краткий период? Китай учился на ошибках Советского Союза, внимательно следил за «арабской весной» и «цветными революциями». Они не хотят повторить эту судьбу.


http://www.kommersant.ru/doc/2927275
3:28p
Атлантида всплывает
http://www.trud.ru/article/03-06-2016/1338142_kataev__eto_prikljuchenie_krasok_vechnaja_vesna.html

— По слухам, сейчас о Валентине Петровиче пишут ещё несколько человек... </p>

— Идет ренессанс Катаева, и это справедливо. Знаю, что Ирина Лукьянова пишет, за что выражаю ей благодарность.

— Отчего нынешние российские писатели вдруг прикипели к советским классикам, в том числе полузабытым? Быков пишет о Маяковском, Прилепин — о Леонове...

— Не думаю, что это так уж «вдруг». Советская Атлантида всплывает, потому что это слишком большой и важный этап в росте страны. Ее не перечеркнешь просто так. Хотя именно это в свое время намеревались сделать те, кто безоглядно перелицовывал школьную программу, выбрасывая из нее катаевского «Сына полка», «Белеет парус одинокий» или, допустим, «Детство Никиты» Алексея Николаевича Толстого — вплоть до лучших вещей Горького, таких как «Детство», «Мои университеты», «В людях»... И всякий раз выбрасываемый писатель выглядел перед «новым порядком» (или «беспорядком») виноватым, потому что, видите ли, не был впрямую репрессирован. А значит, делался вывод — он приспособленец. То, что внешне благополучных людей могли пинать и терзать более изощренными методами, во внимание не принималось. Моя задача состояла в том, чтобы разглядеть историю нашего Отечества и литературы во всей сложности и многообразии.

— Вы словно сговорились с сенатором Вадимом Тюльпановым, который на днях обратился к министру образования Дмитрию Ливанову с призывом вернуть в школьную программу «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого.

— С названным сенатором я не знаком, но в Обществе русской словесности, в котором имею честь состоять, мы постоянно ставим вопрос о совершенно непонятной хаотизации школьного образования. В какой-то школе эта «Повесть...» может изучаться в факультативной части программы, в какой-то нет. Собственно, она в известной мере разделила судьбу самого ее героя, точнее его прототипа — летчика Алексея Маресьева. Когда в смутном 1991 году он выступил за сохранение советского государства, на него спустили всех собак, писали, будто он алкоголик, лишили машины и прочих льгот, даже отказали герою войны в смене протезов. Но, например, моего 10-летнего сына содержание «Повести...» глубоко трогает.

— Что бы вы еще вернули или добавили в учебную программу?

— Например, фронтовую лирику — возможно, лучшее, что есть в советской поэзии. По-моему, дико, что в некоторых школах вообще не проходят стихов военного времени, что там нет ни строчки из «Василия Теркина». Отечественная словесность должна быть представлена вся, от «Слова о полку Игореве» до «Чудика» Шукшина. Но не чиновникам и даже не нам, писателям, это определять. Обсуждать и решать это должны между собой профессионалы, учителя.

— Ваш любимый катаевский текст?

— «Уже написан Вертер» — мощнейшая повесть 1980 года, когда я появился на белый свет. Она была отвергнута «прогрессивной» редакцией «Нового мира». Но её продавил Суслов. А потом началась кампания по изъятию номеров журнала... Не самый известный эпизод, в котором, как в капле воды — вся сложность явления по имени Валентин Катаев.

<< Previous Day 2016/06/04
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com