?

Log in

No account? Create an account
Для писем и газет
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Saturday, January 26th, 2019

Time Event
5:19p
Ночью духом проглотила "греческий роман" Латыниной "Клеарх и Гераклея". Эпоха греко-персидских войн описана с точки зрения писца Филодема, живущего при Диоклетиане, т.е. 600+ лет спустя. Замечательная стилизация, в которой прослеживаются "вейские" интонации и раскрываются источники множества "вейских" сюжетных поворотов. Два предисловия, из которых одно написал Вяч. Вс. Иванов, а другое сам автор.
Предисловие показалось мне не менее интересным, чем сам роман. Латынина напоминает о традиции сочинений, героем которых была сама история, от басен первых логографов до исландских саг, от «Троецарствия» Ло Гуаньчжуна до «Повести о доме Тайра». "Последнее великое литературное направление, писавшее не о любви, а об истории; еще отказывался от Береники Тит, Химена требовала смерти возлюбленного, и сама страсть корнелевских героев была разумной и должной.
Честь, слава и жажда власти еще двигали героями классических драм; неистощимое нахальство и ненасытимый физиологический голод — героями плутовского романа.
Но час пробил: стеклянные двери Венерина грота захлопнулись за Тангейзером. Юпитер поступил в услужение Данае в виде пажа с золотистыми волосами, которые напоминали бы слегка золотой дождь, если бы не были так завиты и напомажены; Олимп опустел, Ахиллес предпочел мечу прялку, Геркулес попал в плен к Омфале" - и все заверте.
"Модернизм, понятное дело, и не подумал покушаться на это главное Наследие классической литературы, только герои его стали столь женственны, что для упрощения стали любить лишь самих себя, хотя и не всегда отвечая себе взаимностью.
Душа повествования есть событие, перемена и приключение. И в Европе, начиная с Возрождения, женская прихоть и перемена в любви стала последним и не лучшим заменителем прихоти Рока, Правителя или Народа, обладающего всеми пороками правителя и ни одним из его достоинств. <...>
Хромой бес сладострастия Асмодей и Купидон, «сводящий господ со служанками и бесприданниц — с нежными любовниками», казалось, завладел литературой.
А потом произошла вещь еще более непонятная: из романов повывелись герои, попадающие в плен к туркам, едва сев на корабль, перестали похищать из сералей султанш, пропали грозные разбойники и коварные евнухи, броды, перекрестки и талисманы; таинственные острова превратились в светские гостиные. <...>
Произошло невиданное: единое поле культуры распалось на культуру массовую и культуру элитарную, со всеми последствиями, которые влекут за собой шизофрения и двоемыслие. Модернисты назвали неумение строить сюжет изображением бессмысленности жизни, а философские проблемы, изгнанные из массовой литературы, которая одна способна обсуждать их с надлежащей долей иронии, вернулись тем не менее в массовое сознание. И самые неудачливые из сочинителей принялись выдумывать совершенно заумные тексты, именуемые «программами-максимум» и «планами ГОЭЛРО»
Итак, я хочу возобновить традицию — традицию не XIX и не XVIII, но XII века. Я беру свое добро там, где его нахожу, ибо только заимствуя и опираясь на традицию, возможно создать подлинно новое, — и в этом еще одно сродство повествования и истории".
Из пишущих по-русски Латынина, несомненно, в первой пятерке, несмотря на все маститые "фи" и категорический отказ литобозревателей замечать всех, чей дар выламывается из табели о рангах, устаревгшей минимум на полвека.
Она еще удивит нас, вот увидите.
А "Клеарха и Гераклею" непременно прочтите, вместе с предисловиями.

<< Previous Day 2019/01/26
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com