March 24th, 2020

(no subject)

Древние - даже догомеровские - рассказки о Трое, несомненно, были одной из безусловных квазирелигиозных ценностей, разделять которые означало принадлежать миру не-варваров и не-мертвых. Что-то там было кроме десятилетнего штурма и падения города. Мало ли городов пало? Почему в коллективной памяти застряла именно Троя, да на целых три тысячелетия? (Минмальный срок, т.к. точная датировка невозможна, - крито-микенская эпоха плюс-минус три лаптя, и все.) Что за аура окружала сказание об этом городе, если и римляне начинают свою историю с Энея, и Фредегар через полторы тысячи лет после войн этрусков с латинами без колебаний возводит происхождение франков к троянцам?
Не к победителям-ахейцам, заметим (тех вскоре вырежут и изгонят завоеватели-дорийцы), а к побежденным троянцам.
Первые Каролинги, стремясь прикрыть свою худородность - а в сравнении с Меровингами они были худородны и обладали сомнительной легитимностью, т.к. происходили от бастарда Карла Мартелла - через 2 тыс лет после падения Трои давали своим младенцам имена троянцев (например, Анзежизель, т.е. Анхис).
Имена Ахилла, Елены, Кассандры, Гектора в ходу и сегодня. Их, конечно, дают не в память о троянцах, но много ли имен того времени звучит в наши дни? Вот-вот: только те, что связаны с падением Трои.
Что сохранило, законсервировало давно погасший блеск города крито-микенской эпохи? То ли неизученные механизмы коллективной памяти, то ли умение рассказать историю так, чтобы она помнилась. (Сериал: от коней Лаомедонта до высадки Энея в устье Тибра.)
Или что-то иное, стершееся из памяти истории.