April 17th, 2020

(no subject)

К вопросу о дамском литературном рукоделии. - Оказывается, в литкритический арсенал продали снаряд невероятной убойной силы: обвинение в женоненавистничестве, оно же мизогиния. Мне, посмевшей усомниться в достоинствах рукоделия Гузели Яхиной, тут же залепили этим снарядом в лоб.
Между тем рукоделие почтенное занятие, если руки правильным концом вставлены. А у нас тут - что? Обилие неуклюжих, и то и неуместных эпитетов, числом "через край", фразы на шесть строк "в задыхающемся ритме", цепочки придаточных, пайетки и стразики - знакомо, да?
(Это еще не самое страшное: а ну как собезъянничают и начнут употреблять глаголы только и исключительно в настоящем времени, как в лучших англоязычных домах.)
О женской судьбе можно писать, а можно литературно кокетничать. Попытка женской истории в измышленных декорациях попросту непристойна через сто лет после "Перегноя" Сейфуллиной и вообще после русских 1920х, честно и страшно описавших неописуемое, через шестьдесят лет после военной прозы и "деревенщиков".
Не думаю, что Яхина умышленно нагоняла негатив и выжимала читательскую слезу. Скорее, она переносит сегодняшний взгляд и сегодняшние ценности туда, где им не было места. Не понимает неуместности своего вторжения в Большую Историю. Не понимает, что все мы - и она тоже - потомки тех, кто старался уцелеть и кому в этом повезло.
Мне не удалось прочесть книгу целиком, но, судя по началу, через которое пришлось буквально продираться, героиня Яхиной заподозрила бы автора в глупости и невежестве. Или просто пожала бы плечами и прошла мимо.

====

О, уже заговорили о "травле Яхиной". То есть "кто организовал вставание?" да никто, просто людям обрыдло что на них смотрят как на болвалов и всучивают товар с гнильцой, приговаривая: вот, держи шедевр, где твое спасибо.