September 16th, 2020

(no subject)

На картинах XV-XVI вв библейские и евангельские сюжеты часто разворачиваются на фоне или в обрамлении римских руин. Древних развалин было так много и они так органично вошли в итальянский пейзаж, что иное решение, пожалуй, вызвало бы удивление публики и заказчика: а что это за дикий край у тебя на картине, сударь мой? Где ты видел такую глухомань, в которой нет даже древних обломков?
В империи здания и сооружения не доживали до состояния руины, их растаскивали на стройматериалы как только появлялись признаки заброшенности. Уж сколько императоры еще во II - III веках бились, чтобы хозяйственные мужички не разбирали втихаря ветхие храмы, и все без толку. Появление руин означает исчезновение интереса к даровым колоннам, пиленому камню и резным деталям.
После двух веков хаоса, войн и чумы, после сокращения населения как бы не вдвое - оно и не удивительно. Но Империя строила столько и в таких великанских масштабах, что ни Средневековье, ни Новое время просто не успели прибрать к рукам остатки пира гигантов.
Объедками этого пира сегодня мы любуемся и восторгаемся, не будучи в силах представить саму трапезу.
Прошлое не по силам воображению, сколь угодно богатому или безумному.