SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Categories:
Юрий Неретин. 1937/1793. Постановка проблемы.

"Тридцать Седьмой Год был крупным историческим событием. Такие события не происходят по мановению гения/злодея (ненужное вычеркнуть) всех времен и народов. Крупное событие должно быть умопостигаемым по его видимым проявлениям. И почти все исторические описания того жуткого года видимым проявлениям противоричат."

Работа представляе собой анализ большого террора; ключевой для понимания год 1937. Версия Неретина: политич. кризис, развернувшийся в общенациональную катастрофу.

С мест требовали "лимитов" на репрессии. В какой степени Политбюро контролировало происходящее - неизвестно. Списки приговоренных, подаваемые в Кремль. носили информационный характер? - на малую степень управляемости страны либо потерю управляемости к 1935-36 гг. указывают и др. историки.

Раскол партии по вертикали и партийная война на два фронта: внешняя и гражданская.

(далее цитаты)

==
Моя работа основана на анализе установочных документов, которые использовались для формирования общественного мнения во второй половине 50х годов и во второй половине 80х годов

Справка Поспелова
Речь Хрущева
Доклад Шверника
Воспоминания Хрущева
Справка Яковлева


Все эти тексты (а они писались людьми, знавшими, что было на самом деле, и в первых четырех случаях знавшими хорошо) являются изыскано иезуитскими. Истина менее всего входила в цели авторов этих текстов.

Думаю, что это достаточное основание не верить в общераспостраненные концепции, этими текстами внедрявшимися.

Добавлю, что "операция" 50х годов имела лишь частичный успех, в Хрущевские речи уверовала лишь творческая интеллигенция, у большинства населения (в том числе у интеллигенции нетворческой) они вызвали идеологическую головную боль.

Сегодня можно проводить анализ этих текстов с учетом тех документов, которые сейчас стали открыты. Согласно, известной байке, "как ни собирай, а все время автомат получается". По-видимому, Большой Террор в июле 37 года был затеян по инициативе какой-то могущественной группы (это совсем не обязательно "клан" в понимании современной российской политики) внутри Ленинской Гвардии.

Попытаюсь предложить возможную картину.

Война на два фронта. Гвардейцы совершили принципиальную ошибку. Они одновременно начали войну внешнюю и войну гражданскую.
==
[Хрущев в речи на ХХ съезде:] "Почему же тогда Сталин их (членов ЦК) уничтожил? Он их уничтожил потому, что созревали условия для замены Сталина".

К свидетельствам Хрущева надо относиться с большой осторожностью. Но фраза какая-то странная, единственная в нашей литературе 40-80х годов. Итак, возможно, что социальной катастрофе предшествовало какое-то крупное столкновение в верхах. Если мы это принимаем, то наша история 37-38гг вполне выходит из области фантастики.
<...>
Какая же политическая система? Личной диктатуры не было. Но это и не диктатура партии. Высший слой страны в течение 20 лет составляла, тасуясь тем или иным способом, группа из нескольких сотен профессиональных революционеров (т.н., "Ленинская Гвардия"). Поразительно, но на 20й год революции мы все еще видим картину кастового типа. Причем в государстве, с бешеной вертикальной подвижностью населения, где провозглашается всеобщее равенство, а на более низких этажах социальной иерархии равенство в возможностях действительно существует.
<...>
Ленинская гвардия состояла из людей со своими собственными взглядами и интересами. Взглядами общекастовыми, групповыми, личными. Она не была часовым механизмом, послушным воле Сталина. Да, Сталин до 37 года был вождем этой касты. Не более. Или не намного более. Каста же поклонялась не Сталину, а Революции и Коммунизму.
<...>
Итак было две диктатуры, сначала правильная ("диктатура класса", фактически идеократическая олигархия во главе с Ленинской Гвардией), потом неправильная -- "диктатура личности". <...>
==
НКВД 1934-41 гг в современной терминологии объединяло ФСБ, МВД, ГСИН, МЧС, часть судебной системы и многое другое. <...> Нам рассказывают о бесконечной власти Сталина. Протрем глаза. Объективная бесконечная власть (особенно с мая 37 года, когда начнутся удары по армии) оказывалась в руках Ежова.
==
Была ли оппозиция Сталинским Репрессиям? Давайте уточним вопрос. Была ли такая оппозиция в политической верхушке страны (в Ленинской Гвардии).
Не было!
==
Сравнение с коллективизацией. В обеспечении коллективизации участвовали

1. Партия, которая выступала в качестве единой боевой структуры.
2. ОГПУ
3. Милиция (видимо, слабая)
4. Армия (на всякий случай).

Авторы разных направлений говорят, что коллективизация была "войной с крестьянством". Это сильная абберация зрения, возникшая, когда поумирали люди, ее видевшие (и участвовавшие в ней в качестве жертв и "победителей"). Раскулачивание сопровождалось столкновениями внутри каждой индивидуальной деревни. Ударной силой были не только "пятидесятитысячники", но и деревенская голытьба ("незаможние селяне"), а также радикальная деревенская молодежь (я, кстати, знал двух представителей той молодежи, самое странное, что это были хорошие люди). Плюс сведение личных счетов и желание пограбить.

Теперь сравним с раскладом действующих сил в 37 году. Избиению подлежали

1. Партия и хозяйственный аппарат
2. Армия
3. Случайный "огонь" велся по широким слоям населения

Кто избивал? На первый взгляд, НКВД (ОГПУ плюс милиция). Но ОГПУ параллельно избивало себя (не сильно, но потом подверглось-таки репрессиям при Берии).
==
Наряду с историей как объектом изучения, есть история ее фальсификации, история исторических идей и история вброса секретных документов. Кое-что можно понять по этой, вторичной истории. По-видимому, многие идеи принадлежат американцу Гетти <...> Идея о том, что инициаторами внезапно начавшегося в июле 37 года террора были секретари обкомов, видимо, принадлежит ему. Более чем странная переписка о лимитах июля 37 года является одной из неубранных в Хрущевское время серьезных улик.

Заметим, что абзац из справки Поспелова с заведомо ложным цитированием приказа Ежова -- косвенная улика на ту же тему.

Далее, реальные деятели оппозиции против Сталина должны как-то фигурировать в бумагах эпохи новой социалистической законности. Мы видим странности с употреблением имен Эйхе и, отчасти, Евдокимова в 50е годы. Мы видим и исторические странности, связанные с этими именами -- выдающиеся заявки на репрессии и особо длинное следствие по их делам.

Еще одна странность с Евдокимовым. Надо посмотреть таблицу, сопоставляющие запросы обкомов с разрешением Ежова (это длинющая таблица, которая есть в книге Наумова "Ежов").. Запрос Евдокимова - единственный из крупных запросов, который не был Ежовым "срезан". Еще одна косвенная улика на связку Ежов--Евдокимов. Но об этой связке писали историки, она почти очевидна.

То, что я здесь говорю, недостаточно для доказательства.

Теперь напоминаю еще раз странный характер обвинений, предъявленных Сталину на XX съезде в связи 37 годом

а) он виновен в массовой гибели партийных и хозяйственных работников

б) он виновен в гибели конкретных оганизаторов массовых убийств (прежде всего, Эйхе и Постышева)

в) он ни разу не обвиняется в массовых репрессиях против "простых советских людей".
==
1963 и 1988. Доклад комиссии Шверника -- серьезная бумага (за которой стояла огромная работа). В бумаге, в частности, анализируется история террора и его формы.

Но эта бумага тенденциозна и пытается сформировать у будущих читателей определенный взгляд на причины террора и его историю. В ней продолжаются шулерские фокусы с документами, вообще характерные для Хрущева.

Я хочу указать на прямую зависимость яковлевцев от бумаги Шверника.

Вот сходства точек зрения 1963 и 1989 годов

а) Особая ответственность за террор ложится на политических противников Хрущева, а именно Берию, Молотова, Маленкова, Кагановича, Ворошилова.

б) Выпячивается роль февральско-мартовского 1937г. пленума КПСС и одновременно уводятся в тень другие пленумы, в особенности пленум, за которым (в течение двух дней) последовало объявление Большого Террора. Сам этот февральско-мартовский Пленум (его стенограмма -- объемистая книжка) далее будет обсуждаться на уровне отдельных цитат, причем отбор цитат (иногда сопровождаемых небесспорными толкованиями) фактически произошел еще в 50е годы.

в) Забалтывание того, что Большой Террор начался внезапно на фоне текущих политических репрессий

Забалтывание того, что ни из каких предшествующих документов не видно желания начать "кулацкую операцию". Во всяком случае нам таких документов (двадцать лет спустя после начала операции по стиранию "белых пятен") до сих пор не предъявили. Цитирование директивы 00447 без желания приводить ее полный текст и обсужать связанную с ней (очень странную) переписку.

г) Значительное преувеличение размеров репрессий в армии.

д) Выделение убийства Кирова (01.12.34) как какой-то стартовой даты. Это действительно была стартовая дата для арестов партийных деятелей (до этого таких арестов было мало, обычно ограничивались ссылкой, обычно после этого людей досрочно возращали к деятельности, хотя на пониженных должностях). А для прочих людей "круче" скорее было "до". Для крестьянства это безусловно так, для интеллигенции наихудшие времена скорее тоже были "до".

Ну и много других, более мелких черт.

Далее встает вопрос, поверил ли Яковлев/Волкогонов докладу Шверника или они сочли предложенную Шверником версию удобной конструкцией и внесли в нее дополнения, связанные с потребностями времени? Автор склоняется ко второй точке зрения.

Интересно и то, что доклад Шверника в начале демократии не публиковали. Обратите внимание на данные первой публикации в начале этого раздела. В 1994 году публикованы "статистические данные" и "выводы". А вот аналитическая часть документа, заставляющая читателя думать, опущена.
==
Так или иначе события 37 года, в 50е годы стали не историей, а инструментом управления обществом со стороны Хрущева и его группировки. При Брежневе никто не понимал, что с этими событиями делать, общеполитических решений не было. Возможное, но не единственное(и не достаточное), объяснение, что Хрущев всех завел в тупик своими речами.

В конце 80 годов у правящих кругов снова возникла потребность в этих репрессиях.
==

Записка Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х - начала 50-х годов

Сов.секретно

Особая папка

25 декабря 1988 года

Подписи

А.Яковлев В.Медведев В.Чебриков А.Лукьянов Г. Разумовский Б.Пуго В.Крючков В.Болдин Г.Смирнов
[Анализ документа]
Тридцать Седьмого Года не было? Уточняю.

а) Как отдельное историческое явление 37 год вообще не упомянут.

б) В обобщающих высказываниях даты 37, 38, 37-38 (с единственным исключением, кстати, если немного подумать, то изысканным) всеми возможными способами "размазываются", 1935-1940, 1938-1940, 1935-1939, 1936-1937, "во второй половине 30х годов". Яковлев умудряется упомянуть даже 35 и сообщить, что в "в 39-40гг репрессии усилились".

в) Во всех длинных перечнях эпизодов дата 37 снята, что создает у читателя впечатление, что все это размазано по долгим годам усилившихся репрессий 1935-1940.

г) Есть несколько отдельных эпизодов, случившихся в 37 году и неприметных в общем потоке.
<...>
В тридцать седьмом году происходило нечто, о чем Яковлеву (с точки зрения проводившейся им тогда политтехнологической операции) говорить очень не хотелось, а защитимой заменяющей истину теории руководимые им ученые еще не развили. Вскоре разовьют.
==
Один из возможных сценариев 38 года -- это дуумвират Сталин-Ежов. И тот, и другой имел поддержку высших политиков и политических группировок. Вся сила находилась в руках Ежова, и, если, бы Сталин повел бы себя достаточно плохо, то в тот же день персональные автомашины доставили бы и его самого и его сторонников к гостеприимным воротам Лубянки (такая милая шутка была в апреле 39 года проделана Берией по отношению к Фриновскому). С другой стороны, в Бонапарты Ежов лично не годился (страна может признать в качестве такового генерала, а не главу спецслужбы, да еще после террора). Выставить достаточно сильного политика в качестве нового главы государства эта группировка не могла, а для самого Ежова только что решенная задача свелась бы к точно такой же (и, если чуть подумать, то даже хуже). У одного из дуумвиров не было шансов на победу, а у другого не было способа для ее достижения. Положение дурацкое, можно только посочувствовать. А в ноябре 38 года бонапартистский переворот таки был совершен товарищем Сталиным.

Замечу, даже на уровне гипотезы это верхушечный сценарий, он не претендует на объяснение 37 года как такового.
==
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments