SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

"Таварищ Хазин ошибается"

Хазин: "рост экономики Эстонии ‒ пройденный этап".

Так-то оно так, но дальше идут настолько поверхностные и неумные рассуждения, что поневоле задумаешься о дутых репутациях "популярных экономистов".

"Наблюдавшийся в Эстонии высокий рост был, в некотором смысле, уникальным явлением <...> Эта модель постоянной кредитной накачки спроса требовала наличия реальных активов, которыми бы обеспечивалась растущая денежная масса".

Во-первых, кредитный пузырь - явление вовсе не уникальное. Во-вторых, рост эстонской экономики наблюдался и ДО кредитного пузыря, а причины этого роста как раз и можно назвать уникальными. После распада СССР у Эстонии осталось всего два ресурса: географическое положение и образованное, квалифицированное население, которое в целом приняло новые условия и постаралось вписаться в новую экономику.

Географию мы отменили (вместе с историей), и о них говорить не будем. А с использованием человеческого капитала ситуация действительно уникальна. В 1991 г. население поделили на эстонцев и прочих ("иностранцев"). Первые с самого начала получили экономич. преференции в приватизации, в доступе к госслужбе и сладких бюджетных секторах; вторые пожали плечами и занялись выживанием. Бюджет отчасти питал первых, а вторые наполняли этот самый бюджет в непропорционально большой части.

Первые, в общем, остались жить при социализме, вторые попали в условия жесткой либеральной модели, и стали: 1) подушкой безопасности, которая уберегла эстонцев от шоковых новых условий; 2) тем самым основным фактором экономич. роста 1992-2005 гг., о котором говорить не принято.

Сейчас ситуация изменилась. Квалифицированные работники состарились, уехали, отошли от дел. И оказалось, что их места занять некому. Образование в руинах, да и мудрено стране с населением 1,2 млн иметь полноценную образовательную систему. Кроме того, у эстонцев очень мало стимулов получать "практическое", инженерное образование - это и сложно, и по сравнению с главным, т.е. с владением эст. языком не дает особых преференций.

У неэстонцев ситуация иная. Выросло стигматизированное поколение, прекрасно осознающее, что шансов на родине у него куда меньше, чем за ее пределами. И - сюрприз, сюрприз! - в отличие от большинства стран, в Эстонии дети иммигрантов (то есть неэстонцев, тут имеется в виду не гражданство, а этнич. принадлежность) не находятся в более выгодном положении на рынке труда, чем их родители, следует из отчета Департамента статистики.

Тут имеется в виду, что у детей неэстонцев выше вероятность остаться без работы, более низкий уровень заработной платы и более слабое экономическое положение. К тому же их квалификация в среднем ниже квалификаци родителей.

"Подушка безопасности" исчезла.

Роста больше не будет, но не по тем причинам, что называет Хазин, а по иным, политико-демографическим.

Всякая территория определяется не административно, а экономически. Эстония была частью пути Запад-Восток еще начиная с ганзейских времен. Итог: то же самое минус транзит, минус российский рынок, плюс изменение политико-демографической ситуевины, плюс стопроцентная насыщенность кредитами и соотв. кредитная нагрузка.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments