SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Про NonFiction в этом году отзываются исключительно плохо; рус. Букер - анекдот от Фомы Опискина, а pirogov откликнулся резко и точно: "Вот при советской власти от культуры хотели того, чего мало: свободы, джинсов, книжек "Мастер и Маргарита". Почему ж считается, что сегодня все вокруг хотят того, чего много? Денег, денег, успеха, выйти за миллионера, как стреляют, как совокупляются и урвать кусок? Это всё равно как если бы при социализме всем хотелось исключительно про соцсоревнование.

Ситуация с книжным рынком (спрос - предложение) напоминает ситуацию с передачей "Суд времени", которой я ни разу не видел, но много про неё слышал: восемьдесят процентов зрителей стабильно голосуют против идей ведущего (и я проголосовал бы - считай, восемьдесят один), а она идёт и идёт, а ведущего всё награждают и награждают.

Книгоиздатели, право слово, будто бы не хотят денег, успеха и выйти замуж"
.

Из того же постинга: ссылка на статью А. Рудалева
По сравнению с 70-ми годами прошлого века пространство страны стало всё больше стянутым и в то же время раздробленным. Центростремительный магнит свёртывает его в одну точку, зачищает. Практически совсем ушли в небытие русские деревни, о которых тосковали почвенники. Теперь пришла очередь за малыми городами. Кондопога, Пикалёво – лишь малые вспышки в информационном пространстве, которые скупо намекают на проблему. А таких по телу страны десятки и, возможно, даже сотни. Сейчас некоторые из них получили приставку «моно», которая является пропуском в своеобразную Красную книгу. Советская индустриализация канула в Лету, её города-вешки по стране – уже не более чем обуза. Они, как деревня в своё время, совершенно не конкурентоспособны, истощаются людьми.

Новый производственный роман – фиксация этой уходящей Атлантиды. Разлом страны особенно сильно прошёлся по ней. Города-заводы были спаяны шестерёнками в системе разлетевшейся империи. Именно об этом феномене, который может стать равносильным деревенской прозе XX века, надо сейчас говорить. Там кладовая образов, тем, примеров проявления русского характера. Это уникальный факт, как поколение 30–40-летних людей, заставших и впитавших в себя ушедшую страну, но живущих среди новостроек свежей и ещё не совсем понятно какой… Такое было лишь почти столетие назад, после 17-го.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments