SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

* * *


Пустыня – что море. Рыбак на огромный крюк
Верблюда насаживает живьем.
Зверь издает, издыхая, последний крик,
И песчаный взрывается водоем:

От самого центра земли, из ада,
Где корчиться душам нашим, где булькает, пенясь, магма,
Всплывает монстр вроде тех, о каких рассказывала Шехерезада,
На рев верблюда, будто на зов имама.

Затмевает пустынное солнце сиянием эполет,
Звенит чешуей орденов, глотает наживку,
Вздымает песчаную бурю в прыжке – не прыжок, полет –
И понимает, что совершил ошибку.

И вот Муамар диковинный бьет клешнями, номада теша –
Житель глубин в последней тоске по дну.
Через минуту рыбак разделает тушу,
И продаст морпехам, и купит себе жену.

Он ведь был всегда, он древнее того, о чем можно прочесть в Коране,
Таких не рождают, такие падают прямо с неба.
Но уже сегодня вечером в ресторане
В его плоть вонзится зуб нью-йоркского сноба.

Сиятельный негр, вытирая салфеткой рот,
Скажет хозяевам мира, жующим свою жратву:
- Такие деликатесы нынче наперечет, -
И почему-то подумает про Москву.

Город – что море, и Кремль – коралловым рифом,
Разных чудовищ скрывает кирпичный круг.
Тамошних вряд ли приманишь верблюжьим ревом,
Но, говорят, на любую рыбу найдется крюк.

И. Давыдов

(взяла тут)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments