SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Category:

Гадюка

Друг написал --

--

Вчера на ночь решил пересмотреть "Гадюку". Будничное "нужно умереть, товарищи" и последующая самоубийственная кавалерийская атака на железнодорожный мост с детства засела в сознании. Ну и Нинель Мышкова, понятно. Отвратительная, как у Одри Хепберн, актерская игра и такой же необъяснимый магизм. Оказывается это оттуда:… "Я знаю, она в чека работала. но её из чеки за зверство выгнали". Довольно рискованная для 65-го года шутка. Зачем она там? У Толстого её нет, притом что фильм почти дословно следует первоисточнику. Почти.

Есть и другие расхождения. У Ивченко добавлен целый персонаж, отсутствующий у Толстого - чекист "товарищ Вера". Зачем она там? Появляется примерно на восьмой минуте фильма, совершает ряд совершенно незначимых для сюжета действий и через десять минут уставший от её ненужности сценарист убивает её руками белой контрразведки. Такой вот Розенкранц и Гильденстерн в одном лице.

Весь день размышлял о причинах её появления. Так бесцеремонно в ткани художественного произведения может вести себя только реальный персонаж. Так антверпенские купцы за плату попадали на задний план к голландцам. Сегодня это, кажется, называется продакт плейсмент.

Решил проверить. Место известно - Казань. Время - лето 1918-го. Женщина. Занимает заметный пост в ЧК. Полная триангуляция. Всё так и есть. Ивченко позволил пройтись через сцену реальному персонажу. Товарищ Вера - Вера Брауде, зампред Губчека, двоюродная правнучка Чаадаева, внучка Бутлерова, дочь казанского предводителя дворянства. Следователь-важняк ОГПУ, соседка Вышинского по лестничной площадке.

И да, можно смеяться, её действительно выгнали из чека за зверство. В 39-м во время бериевской чистки органов она получила восемь лет поселений за то, что искалечила на допросе подследственного. В 20-м её хотели исключать из партии за то, что переусердствовала в Сибири с расстрелами.

Из автобиографии: " В органах ВЧК-ОГПУ НКВД я работала с января 1918 года. Заместителем председателя Казанского Губчека я была назначена Казанским комитетом большевиков (секретарь Олькиницкий). В этой должности я работала до августа 1918 года В этот период времени я участвовала в разгроме левоэсеровской организации, савинковской и организаций правых эсеров и меньшевиков. С августа 1918 по июнь 1919 года я работала в Чека Восточного фронта на секретной работе и зам. пред. Следственной комиссии Казанского Губревтрибунала. В июне и июле 1919 года я работала в Разведупре и Следственной комиссии Трибунала фронта. С августа 1919 года по сентябрь 1920 года я была зам. пред. Челябинской. Омской, Новосибирской и Томской Губчека. За ликвидацию белогвардейщины и эсеровских организаций Сибири я награждена именным оружием и именными золотыми часами. После ликвидации Сибирского фронта решением ЦК ВКП(б) я была направлена на работу в ВЧК и по личному назначению Ф.Э.Дзержинского с сентября 1920 по октябрь 1924 года я работала помощником начальника отделения Секретного отдела ВЧК-ОГПУ по борьбе с правыми эсерами. С осени 1924 года до конца 1925 года я по рекомендации В.М.Молотова работала освобожденным партследователем МКК при МК ВКП(б). С 1926 года я вернулась на оперативную работу. С осени 1927 года по личному заданию тов. Менжинского я выполняла особо секретную работу. За выполнение этого задания я награждена значком "Почетного чекиста"."

Особенный был человек, не зря там в генетике Пётр Яковлевич отметился. Когда сестра, обеспокоенная тем, что у неё перестали принимать передачи для находящегося под следствием мужа, обратилась к Брауде с просьбой узнать, жив ли он, та взбешенная пообещала "лично его кончить", если не перестанут приставать с подобной чепухой. В сети обнаружились довольно полные воспоминания её племянницы. Про тётю она пишет с легкой примесью ужаса.

Умерла Вера Брауде в 1961-м году, за четыре года до выхода "Гадюки". Она была реабилитирована, восстановлена в звании майора КГБ, получала персональную пенсию. Примерно в то-же время, когда писался сценарий "Гадюки" вышла книга её воспоминаний "Чекистка". Зачем Ивченко её анимировал? Зачем гуманистам-шестидесятникам нужны были эти мрачные призраки? Чего-то потянуло на гарпий революции. Завтра пересмотрю "Оптимистическую трагедию" и почитаю что-нибудь про Ларису Рейснер.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments