SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

By Maxim Kantor

КУЗЬКИНА МАТЬ ЗОВЕТ

Срели мифов ХХ века особой любовью в околотворческой среде пользуется миф о косной власти и бунтарях-художниках. Власть не понимает авангард, чиновник глумится над новаторами и запрещает самовыражение.
Злобный недоучка Хрущев кричит на авангардистов в Манеже, называя новаторов - "пидорасами", в то время, как авангардисты - обходя запреты и барьеры, несут миру свободное слово.

На деле же, как и многие иные мифы, этот миф не соответствует действительности. Все обстоит прямо наоборот.
Авангардистом был сам Никита Хрущев - причем действовал в строгом соответствии с обязательными манерами авангардиста: хамил, нецензурно выражался, паясничал.
Когда в зале конференций ООН - Генеральный секретарь компартии СССР снял башмак и стал им стучать по столу, выкрикивая "Мы вам покажем кузькину мать!" - это был, безусловно жест авангардиста, сопоставимый с черной мессой в кафедральном Соборе и превосходящий по резонансу испражнения новатора в музее изящных искусств.
Любопытно, что матерщина Никиты Сергеевича была адресована не беспредметному творчеству (таковое на выставке представлено не было и создавалось в те темные времена не часто), но вещам совершенно классическим - образным скульптурам Эрнста Неизвестного, деревенской живописи Николая Андронова и "Обнаженной" Роберта Фалька, каковую генсек именовал "Обнаженной Валькой". Упомянутая Валька не понравилась генеральному серкетарю и он обрушился на художников с гневными матюками.
Равно было бы затруднительно отнести к сугудо авангардным произведениям злополучный роман Бориса Пастернака, каковой, как кажется, вовсе не содержит нецензурной лексики и удручающе мало туалетной эстетики.
Именно власть в России представляет тот малокультурный и прорывный авангард, рвущий с табуированием культурных ценностей, - а вовсе не интеллигенция.
Ни Мандельштам. ни Цветаева, ни Ахматова, ни Гумилев, ни Зощенко, ни Бабель, - да в общем-то и никто из пострадавших от авангардной власти - не замечены в дерзновенном нарушении культурных табу, все обстоит прямо наоборот. Мандельштам с Ахматовой культуру как раз и оберегали от хамов и вандализма, Цветаева морщилась от вульгарного слова и неточного жеста - - а вот нарушавший культурные табу и рушивший культуру Казимир Малевич благополучно комиссарствовал и умер своей смертью, пережив все возможные чистки - и выжав культурнейшего Шагала из Витебской академии.

Авангардный интеллигент наших дней более всего напоминает Никиту Хрущева - сегодняшний горожанин с претензиями - плоть от плоти сановного Хряка; но проблема в том, что либеральному интеллигенту хочется быть похожим на Осипа Мандельштама.
И он стучит башмаком по столу, требует чтобы его признали правонаследником культуры.

Это несообразность поведения и претензий рождает страннейший перекос в мозгах и раскол в обществе.
Авангардист стучит башмаком по столу и вопиет "Пидорасы! Я вам покажу кузькину мать!" - однако вопль этот долженствует представлять культуру в столкновении с чиновным варварством и начальственным произволом.
Демократический интеллигент восклицает подобно Лазарю Кагановичу "Задерем подол матушке Руси" (по преданию сказано в момент взрыв Храма Христа Спасителя), и демократа не смущает, что он в точности воспроизводит и логику и лексику кровавых большевиков. Однако современная ненависть к Церкви Божьей и ненависть большевиков - абсолютно одной природы: это ненависть авангардистов к культуре.
В начале века именно большевики и были авангардом.
Затем авангард представлял Хрущев и коммунистическая партия.
А нынче авангардом являются демократическая либеральная публика.
И крайне ошибочно думать, что большевики, или Хрущевское политбюро, или сегодняшние демократы - говорят от имени культуры.
Отнюдь нет. Все авангардисты, во все времена, в любой культуре говорят только от имени власти - или той власти, которая уже воцарилась, или той власти, которая еще не пришла, но непременно придет. В этом и есть задача авангарда - преддставлять власть, ради этого стучат башмаком по столу и орут в Храмах.

Ради власти рисовал властный и тщеславный Малевич, ради торжества и власти стучал башмаком и бранился Хрущев - и разницы нет.

Роль культурного человека в России (это очень отчетливо понимали Цветаева с Пастернаком) состоит в ином. А именно в ограждении культуры от хамства власти, от хрущевского авангарда.
Проблема власти в России всегда одна и та же - власть авангардна, но вовсе не культурна; власть в России не тождественна культуре никак. Иные пытались власть воспитывать и просвещать, иные выбирали более легкий путь: стать еще большими хамами, нежели чиновный держиморда.
Это и происходит сегодня.
А иные просто уходили из того дома, где орут и матерятся - затыкали уши и закрывали за собой дверь.
Tags: fashion
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments