SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

30-летие

Тогда, 30 дет назад, Б. был сферическим конем в вакууме, персонажем анекдотов, газетным портретом.
Было душное, унылое время. Ночь-улица-фонарь-аптека, живи еще хоть четверть века, хоть век - не изменится ничего. Ну, может, дадут квартиру.
Было нечего ждать. Ничего не менялось.
Бессмысленные мелкие запреты - уехать в другой город или страну, снять жилье, прочесть желаемое. Унижение от собственной малости: все решения уже приняты за тебя, а тебе их только исполнять и быть послушным, быть правильным.
Бесили бытовые проблемы, раздражали очереди (с тек пор отказалась делать слона не только из мухи, а даже из здоровенного першерона и стоять с любых очередях).
Это было безвременье, та самая вечная полночь в Перпопавловске-Камчатском, далее везде.

Даже нищета 90-х была веселее. Мое поколение училось учились варить суп из топора, растягивать исчезающие на глазах "деньги" и торговать чем попало. И не оглядывались, и ни о чем не сожалели.

И сейчас нет сожаления, а оглянувшись, поеживаюсь: надо же, жила во времена государственной религии, догмат которой был узколобая глупость и отрицание перемен.

====================

В 19 веке идеалы Нового времени воплотились в либерализме - и учение Маркса- Энгельса было самым либеральным из всех современных ему либеральных учений. Если внимательно почитать основоположников, то можно заметить, что коммунизм представлялся им царством индивидуализма, предельной атомизации, где снята всякая зависимость человека от человека, - иными словами, царством свободы именно и только в либеральном ее понимании.

===========================

http://sg-karamurza.livejournal.com/134816.html, via anisiya_12.

Далее выдержки из.

300 млн человек радостно отказались от материально благополучной и улучшающейся жизни, чтобы погрузиться в бедность и беспросветное социальное бедствие. Двадцатилетние исследования событий перестройки и уничтожения СССР беспристрастно показывают, что массы не желали этих изменений, но пассивно их приняли, точнее, активно им не противостояли.
По ряду фундаментальных причин они поверили обману идеологов этого поворота (Горбачеву и пр.), не смогли оценить угроз, скрытых в доктрине перестройки и, наконец, не умели самоорганизоваться, чтобы защитить советский строй. Они «сдали» его не по расчету и не по совести, а «по болезни» – в состоянии неполного служебного соответствия как граждан.
Главный и фундаментальный фактор краха СССР – недееспособность, несостоятельность советских людей как субъекта общественных процессов в 60-80-е годы ХХ века.
Сразу скажем: никаких выводов о порочности советского проекта в целом из факта его гибели не следует. Бывает, что умного, сильного и красивого человека укусит тифозная вошь, и он умирает. Никаких выводов о качествах этого человека и даже о его здоровье сделать нельзя. Из факта гибели СССР мы можем сделать только вывод, что защитные системы советского строя оказались слабы.
<...>
Страна жизнеспособна, когда ее «личный состав» ощущает себя ее строителями и защитниками, все связаны узами ответственности и «горизонтального товарищества».
СССР продержался на «неявном» знании поколений, которые практически строили советскую государственность и хозяйство, вели войну и послевоенное восстановление. С уходом этих поколений, которые не оставили формализованного знания («учебников»), ошибочные представления об обществе, полученные в школе, вузе и из СМИ, вели ко все более глубоким срывам и в конце концов способствовали катастрофе.
Советское обществоведение, которое в методологическом плане было ближе к натурфилософии, чем к науке, потерпело полное фиаско. Красноречива летучая фраза генсека КПСС Андропова (1983 г.), что «мы не знаем общества, в котором живем». Это был сигнал бедствия.

Советское обществоведение видело свой предмет через искажающий реальность методологический фильтр – исторический материализм. Фатализм истмата был когда-то полезен трудящимся как заменитель религиозной веры в правоту их дела, но в советское время положение требовался не «заменитель религиозной веры», а достоверное знание. Фатализм стал, как выражался Антонио Грамши, «причиной пассивности, дурацкого самодовольства». Знание заменялось мифотворчеством, а массовое сознание, не защищенное навыками рациональных умозаключений, не могло сопротивляться внедрению идей-«вирусов».

Вот когорта интеллектуалов, которые в 50-е годы вместе учились на философском факультете МГУ – Мамардашвили, Зиновьев, Грушин, Щедровицкий, Левада. Теперь о них пишут: «Общим для талантливых молодых философов была смелая цель – вернуться к подлинному Марксу». Они вместо изучения реального общества своей страны с целью его укрепления вернулись к Марксу, в Англию ХIХ века. Что же обнаружила у «подлинного Маркса» эта группа философов для понимания России второй половины ХХ века? Жесткий евроцентризм, крайнюю русофобию и отрицание «грубого уравнительного коммунизма» как реакционного выкидыша цивилизации, тупиковой ветви исторического развития. И они сдвинулись к антисоветизму. Те, кто пошли учиться как защитники СССР, сначала перешли на позиции враждебного инакомыслия, а потом влились в ряды его разрушителей.

Для консолидации советского общества и сохранения гегемонии политической системы требовалась новая идеологическая база, в которой советский проект был бы изложен на рациональном языке, без апелляции к общинному чувству. Однако старики этой проблемы не видели, а новое поколение номенклатуры искало ответ в марксизме, где найти не могло.
Чем был легитимирован советский строй в массовом сознании старших поколений? Памятью о массовых социальных страданиях.

В 70-е годы основную часть общества стало составлять новое для СССР поколение, во многих смыслах уникальное для всего мира. Это были люди, не только не испытавшие сами, но даже не видевшие зрелища массовых социальных страданий.

Была нужна модернизация хозяйства, и она была бы проведена, причем с большим размахом и в социальных интересах, но ее пресекла как раз перестройка. Объективные причины недовольства можно было объяснить, а потом и шаг за шагом снять, но интеллектуальных ресурсов для диалога у власти не было – интеллектуалы верхушки уже перешли на сторону противника.
Таким образом, предпосылкой и главной причиной краха СССР стал мировоззренческий кризис. Советское общество и государство не справились с задачей обновления средств легитимации общественного строя в процессе смены поколений. Более того, они не смогли обеспечить преемственность в смене культурно-исторического типа, которая происходила в ходе модернизации и урбанизации и совпала с кризисом выхода общества из мобилизационного состояния 20-50-х годов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments