SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Нежданчик: а вот и настоящий (-ие) бенефициар (-ы)

...хотя нельзя исключать и такой серьезный мотив, как долбоебизм.

Источник (и не надо морщиться)

Когда у «Совершенно секретно» появилась возможность поработать с перепиской Госдепартамента из базы WikiLeaks, мы задумались – а что нам там искать? Искать там можно по темам, фамилиям и названиям организаций. Если читать все по порядку – не хватит, наверное, и пяти лет.
Поэтому мы задали поиск по нескольким основным темам сотрудничества России с США. И через какое-то время увидели, что во внушительном диапазоне тем больше всего материалов по сотрудничеству научному и технологическому.
Оказалось, что кроме заинтересованности сотрудничать в области науки и технологий для предотвращения глобального потепления, американцев российская наука волнует и по причинам глобальной мировой безопасности. Как следует из одной публикуемой нами каблограммы, американцы очень опасаются, что интерес наших политиков к возрождению российской науки связан с амбициями военно-промышленного комплекса. И это может привести к новому военно-технологическому соревнованию между США и Россией, как это было в период «борьбы за космос».
Судя по переписке Госдепартамента, американцы предполагают, что военно-технологическое соревнование с США может быть навязано в области развития нанотехнологий. Поэтому американцев очень интересует Российский научный центр «Курчатовский институт», который является сейчас центром координации российских нанотехнологических разработок.
В одной из каблограмм, которые мы публикуем, подробно выписан портрет директора Курчатовского института Михаила Ковальчука, ученого секретаря президентского Совета по науке и высоким технологиям. В еще одной публикуемой каблограмме подробно описана борьба Ковальчука с российской Академией наук.
Эта борьба, за которой пару лет назад следило все научное сообщество России, по мнению американцев, была связана с борьбой кремлевских группировок не только за усиление административного контроля над Академией, но и борьбой за ее имущество.
Американские дипломаты, проанализировав тонкости борьбы Ковальчука с Академией, делают вывод: пока идет эта склока, деньги российского государства «еще не скоро пойдут на нужды науки и развитие технологий».
Две публикуемые каблограммы подписаны тогдашним послом США в России Уильямом Бернсом, а одна – Дэниелом Расселом, в то время временным поверенным в делах США в России.


(Перевод)

Конфиденциально. Москва 001704 SIPDIS Марбургер – Берлин – Хаген 12958: 04/13/2017 Теги KIPR.KNNP.KRAO.TBIO.PREL. Тема: Русская наука. Взгляд сверху: Москва 1676. Классификация Даниэля О'Грейди. Доводы: 1.4 (d)1.(C)
Резюме: Во время встречи за завтраком в институте Курчатова директор Михаил Ковальчук высказывался по широкому кругу вопросов, начиная от предлагаемых Россией плавучих ядерных электростанций до борьбы за власть между Российской академией наук (РАН) и Министерством образования и науки (МОН). Вальяжный и лощеный Ковальчук, цитирующий Лермонтова и называющий редкие сорта чилийских вин, вовсе не походил на вялого и нищего постсоветского ученого, каким его привыкли представлять на Западе. Напротив, он с гордостью говорил о своей кипучей деятельности: Ковальчук возглавляет исследования в области финансируемых правительством нанотехнологий, курирует империю, состоящую из двадцати научных институтов, которыми руководит институт Курчатова, а также возглавляет Российский институт кристаллографии.
2. (С) Достав пачку визиток, Ковальчук протянул нам одну из них, где он значился как секретарь совета при президенте Путине по науке и технологиям. Уроженец Санкт-Петербурга, Ковальчук является одним из самых приближенных советников министра образования и науки Андрея Фурcенко, предоставляющего финансирование по правительственной программе развития нанотехнологий и науки в целом.
Ковальчук, энергичный мужчина шестидесяти лет, является ключевой фигурой в борьбе за реформирование РАН. В 2005 году ходили слухи, что он сменит президента РАН Юрия Осипова. Однако члены РАН не проголосовали за перевод Ковальчука из члена-корреспондента в полные члены во время выборов 2006 года. Таким образом, рановская верхушка не дала Ковальчуку стать президентом РАН. Этого не позволял устав Академии. Несмотря на эту неудачу, высокое положение Ковальчука в президентском совете по науке и пост директора Института кристаллографии, а также та должность, которую он занимает в курчатовском монстре, гарантируют ему ведущую роль в поиске направлений русской науки. Во время завтрака к Ковальчуку присоединился доктор Олег Нарайкин, заместитель директора института Курчатова и завкафедрой престижного Бауманского института. Конец резюме.

-----«Европа нуждается в нас»-----
3. (С) Когда его спросили, какие меры стоит принять для привлечения в науку большего числа молодых ученых, Ковальчук решительно опроверг широко распространенное мнение о недостатке юных талантов в России. Он заверил присутствующих в том, что молодых ученых в стране в избытке и они никуда не собираются уезжать. По словам Ковальчука в институте Курчатова насчитывается более тридцати университетских кафедр, куда постоянно поступают самые талантливые ученые из различных высших учебных заведений страны. Это обеспечивает приток молодых специалистов, которые в дальнейшем не собираются менять место своей работы. «У нас ни в чем нет недостатка», – заверил Ковальчук, добавив, что в Москве больше ресторанов, чем в Париже или Нью-Йорке. В советские времена поездка за границу считалась роскошью и подарком судьбы, который выпадал на долю человека только раз в жизни. Сейчас молодые ученые настолько привыкли к поездкам за рубеж и так довольны международными стандартами жизни в Москве, что ему порой приходится просто силой заставлять их посещать конференции в других странах. «Они боятся потерять места в наших лабораториях, если будут слишком долго отсутствовать». Тем не менее, Ковальчук поддерживает тесные отношения между Институтом кристаллографии, институтом Курчатова и зарубежными аналогичными высшими учебными заведениями.
Ковальчук заметил, что большое количество советских ученых-иммигрантов, работающих в лабораториях по всей Европе, обеспечивают связь между его сотрудниками и европейскими учеными. Он сам трудится, не покладая рук, дабы обеспечить квазиинтернатуру в этих лабораториях, особенно в Германии, надеясь увеличить масштабы сотрудничества в ближайшее десятилетие. Ковальчук заметил, что европейские ученые и чиновники выражают желание сотрудничать с его институтами, особенно в области нанотехнологий. «Соединенные Штаты далеко обогнали нас, – сказал он, имея в виду Россию и Европу. – Но если мы объединим наши усилия, то сможем догнать их».
По мнению Ковальчука, Европа нуждается в русских, чтобы не отстать от американских ученых, которые ушли далеко вперед. Уверенный в своих оптимистических оценках, Ковальчук предсказывает отличные результаты российско-европейского сотрудничества.
5.(С) Когда его спросили, почему он делает такой большой акцент на связях с Европой, Ковальчук пожал плечами и ответил, что это просто очень удобно. «Два часа лета, и я уже во Франкфурте. И никакого нарушения суточного ритма». В дополнение к этому он заметил, что режим шенгенских виз позволяет ему пользоваться одной визой, пересекая весь Евросоюз. Ковальчук утверждал, будто итальянский посол лично вручил ему многократную шенгенскую визу на несколько лет. А вот американскую визу получить очень трудно. Ввиду этого он уже десять лет не посещал США. (Примечание: мы предложили ему свою помощь, в случае если он надумает поехать в Америку.)

-----Потенциальное сотрудничество-----
6. (С) Ковальчук намекнул на то, что он приветствовал бы расширение сотрудничества с Соединенными Штатами. Он сказал, что мог бы разработать программу, обеспечивающую научные связи вроде системы интернатур, которые он создал в европейских институтах для ученых Курчатовского института. Он заметил, что американские лаборатории также могут похвастаться большим количеством русских иммигрантов. Ковальчук сказал, что рассматривает сотрудничество в сфере ядерных исследований как одну из самых обещающих сфер деятельности. Россия и США могут объединить свои таланты и пойти дальше в сфере научных исследований, чем им когда-либо удавалось в прошлом.
Партнерство в сфере исследования глобальной ядерной энергии является весьма подходящей инициативой для улучшения ядерных технологий. Однако, по его мнению, должны быть и другие. Например, Россия и США могут сотрудничать в области создания плавучих ядерных электростанций, конструирование которых предлагает Росатом. Такие станции идеальны для некоторых стран мира, ибо в случае возникновения нестабильных ситуаций в одних местах могут быть переправлены в другие районы. Таким образом, они принесут большую выгоду как США, так и России. Ковальчук выразил опасение в том, что США, кажется, не заинтересованы в сотрудничестве с Россией в деле построения плавучих ядерных электростанций. Мы сказали, что все еще находимся в процессе изучения данной инициативы и не пришли пока ни к какому решению.

-----Политика и наука-----
7. (С) Ковальчук сказал, что реформы в сфере науки назрели давно и сейчас являются насущным делом. Он также говорил о своих тесных связях с РАН, членом которой является его тесть. Особо выделяя лауреата Нобелевской премии Жореса Алферова, Ковальчук утверждал, что многие академики старшего поколения опосредованно извлекают выгоду, используя собственность Академии. Сын Алферова, например, управляет ресторанами и столовыми в помещениях Академии в Санкт-Петербурге. Не желая терять эти сомнительные источники дохода, чиновники РАН изображают из себя бескорыстных и благородных ученых и как могут противостоят МОН.
Ковальчук полностью согласен со словами вице-президента РАН, который говорил ему, что академики поняли: если они будут молчать по поводу правительственных реформ, то не получат ничего. Подняв же большой шум, они не только сохранили имевшуюся у них собственность, но и смогли добиться у правительства значительных поблажек в обмен на свои уступки по некоторым пунктам.
Бывший заместитель министра Дмитрий Ливанов, который поддерживал действия МОН против управления РАН, недавно покинул свой пост в министерстве и стал ректором Института стали и сплавов. Когда мы заметили, что Ливанов слишком молод для того, чтобы возглавить такое высшее учебное заведение, Ковальчук усмехнулся и сказал, что эта «сладкая» должность была кем-то проплачена, и намекнул, что Ливанову обещали это место в обмен на то, чтобы он прекратил свои нападки на Академию.
8. (С) Ливанов поддерживал противоречивый черновой устав, составленный МОН, направленный на решительное переустройство административного управления Академии. На мартовском заседании Академия отвергла версию устава МОН и одобрила свою собственную, в которой ничего не говорилось о реформах. В средствах массовой информации распространялись слухи о том, что если бы проект МОН был принят, то Ковальчук стал бы президентом РАН. Сам Ковальчук с раздражением опроверг эти домыслы прессы и с улыбкой заметил, что устав РАН уже был отвергнут различными инстанциями, которые утверждают, что он противоречит российским законам. Российское законодательство также настаивает на том, чтобы проект был принят МОН до первого июня. Если министр Фурсенко не одобрит устав, все федеральное финансирование на научные цели прекратится.
Ковальчук сказал, что РАН придется пойти на компромисс, как это было в случае с Российской академией образования, которая приняла устав, включающий пункт о наблюдательном совете.
9. (С) Реформа в науке – это дорога с двусторонним движением, полагает Ковальчук. Он осуждает коррупцию, которая приняла характер эпидемии в вопросах бюджета.
Ковальчук говорит, что в начале девяностых ученый мог обратиться к правительству за солидными грантами. Чиновник из министерства в таком случае предлагал одну десятую запрашиваемой суммы для реализации проекта. И ученый и чиновник понимали, что с таким финансированием проект не осуществить, и тем не менее какие-то деньги все же шли на науку, а остальные присваивал себе чиновник. В целом же наука не развивалась. Ковальчук утверждает, что Фурсенко понял суть проблемы, когда получил свою министерскую должность, и постепенно начал оживлять ситуацию в нижних и средних рядах МОН. Ковальчук считает, что теперь процесс уже почти полностью завершен.

10. (С) Комментарий: В отличие от других вице-президентов РАН Ковальчук кажется динамичным, дальновидным и прагматичным человеком. В то время как РАН раздирают внутренние распри, Ковальчук спокойно и эффективно занимается расширением института Курчатова, превращая его в настоящую империю отечественных нанотехнологий. Он создал ситуацию стабильного взаимодействия между молодыми учеными в лабораториях Европы и Москвы. Ковальчук несколько обижен тем, как о нем отзывается пресса – на наш взгляд там нет ничего обидного, – и все же старается быть над схваткой. Это пойдет ему на пользу, в случае если будет создан наблюдательный совет, что, по мнению многих, произойдет этой весной. Ковальчук, естественно, должен возглавить Совет, который предоставит ему возможность проявить свои деловые качества и предложить нам еще одну солидную визитную карточку. БЕРНС.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments