SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Такого мы еще не читывали, или Про Евтушенко в песцовой шубе

Нея Зоркая, автор десятка книг по истории кино, в 1971 году в эссе «На Аэропорте» описала свое окружение - членов разнообразных творческих союзов, проживающих в кооперативных домах возле станции метро "Аэропорт". (Поправка: публиковалось в "Искусстве кино" в 2008, но тогда это не прозвучало.)

Произведение поразительной точности и ядовитости. Ах, Евтушенко в песцовой шубе. - И я понимаю, отчего его опубликовали только теперь, через 40 с лишним лет, когда ослабла, наконец, власть советской элиты, творческой псевдоаристократии.
Многим ли из оппо-мыслящих достанет храбрости прочесть его? Припасть, так сказать, к корням?

"...В этом доме два скоростных лифта, рифленая белая штукатурка и гигантские площадки на каждом этаже, уставленные креслами и именуемые «наши холлы». Наши холлы, наибольший процент брючных костюмов, первые пальто-макси, гарсоньерки, знаменитые артистки Гладунко и Евгения Тэн, встречи Рождества по-европейски, 25 декабря, стол точь-в-точь, как в журнале «Элль», тарталетки, коктейли и ароматические свечи — дом этот предел аэропортовского «люкса». Лифтерша — моя консьержка, как в Париже у Эльзы Триоле или у Даниель Дарьё, самый вящий, самый материализованный знак моей причастности к страте, моей приобщенности к касте.
...советский интеллигент гуманитарных профессий, высокого элитарного мышления, эталонный возраст 35-60 лет (элитарность — социологически уточнить). Это советский интеллигент, достигший определенного положения — членства в творческих союзах, ученой степени кандидата и доктора наук, штатной работы в ИИИ, ИМЛИ, ИКСИ. Аэропорт — паспорт статуса, знак принадлежности к элите. Уточняющая примета: он интеллигент оппозиционный, протестант или, еще точнее, себя таким видит и считает".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments