SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

История и литература во французской школе: от «национального романа» к «истории наследия»
http://gefter.ru/archive/16617

— Понятно. Ну, вот, скажем, в России есть несколько тем, по которым русские люди могут спорить бесконечно и ожесточенно. Независимо от уровня осведомленности. Достаточно задать вопрос: оцените деятельность Ивана Грозного или, там, Сталина — и это будет спор бесконечный, безрезультатный, бессмысленный и беспощадный. Есть ли такое во Франции или же здесь уже все улеглось-перегорело?

— Есть. Скажем, вот было 200-летие Французской революции. Это был сложный момент: спорили, не знали, как праздновать, что праздновать… Это еще некстати пришлось на 89-й год, когда развалился коммунистический лагерь. Сразу возникли конструкции вроде того, что якобинская диктатура — первый пример тоталитарного государства. Страсти очень обострились: за Робеспьера, против Робеспьера, стоит ли включать в празднование события 1793 года или же ограничиться 1792-м, Конституцией. Ну и в 2005 году, как я уже говорила, — тоже вплоть до уличных демонстраций. А так конечно общие представления формируются школой — но на них накладывается вот эта самая коллективная память. И возникают разные группы. Например, бретонцы представляют французскую историю несколько иначе, нежели парижане, они культивируют праздники, связанные с их, бретонской историей. В Вандее не прощают 1793–1794 годы, чуть ли не требуют, чтобы признали те события геноцидом.



===
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments