SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Пиренн: ослабление Византии и Ирана; первое нашествие арабов

После того как Римская империя не смогла более защищать свои границы и прекратила борьбу, захватчики просто позволили растворить себя в ней и слились с новым ландшафтом; они позволили поглотить себя существовавшей цивилизации и сделали все возможное для того, чтобы эта цивилизация сохранилась. Германцы просто стали частью того сообщества средиземноморских народов, на котором и основывалась средиземноморская цивилизация.

С другой стороны, в доисламскую эпоху Римская империя не имела сколько-нибудь серьезных контактов с Аравийским полуостровом[163].

Было сочтено достаточным возведение крепостной стены в Сирии для защиты от нападений кочевников, наподобие той, которая была выстроена в Британии для отражения атак пиктов; однако пограничные укрепления в Сирии не идут ни в какое сравнение с теми, что были возведены на границах империи на Рейне и Дунае.
Римская империя никогда не считала этот район уязвимым и никогда не концентрировала здесь серьезные военные силы.

...и Византия, и сасанидский Иран не придали никакого значения проповедям Мухаммеда, который в условиях межплеменной междоусобицы твердо шел к тому, чтобы дать своим соотечественникам религию, которая позволила им не только сформировать единое государство, но стала также одной из крупнейших мировых религий...
...Когда в 632 г. пророк Мухаммед умер, все еще не было видимых признаков той опасности, которая столь очевидно проявилась спустя несколько лет. Византия не предприняла никаких мер по укреплению границ в Аравии. Совершенно очевидно, что если вторжения германцев всегда находились в поле зрения римских императоров и они думали о том, какие меры следует в этой связи предпринять, то удар со стороны арабов-магометан застал империю врасплох...
...Успех арабов объясняется тем, что Римская империя и сасанидский Иран были истощены упорной борьбой друг с другом, высшей точкой которой стала победа византийского императора Ираклия над Хосровом (ум. 627).

Византия восстановила свой авторитет и влияние; ее будущее казалось обеспеченным благодаря победе над давним противником и восстановлению контроля над Сирией, Палестиной и Египтом. Святое Распятие наконец-то было с триумфом возвращено в Константинополь. Византийскому императору прислал свои поздравления правитель Индии, а король франков Дагоберт заключил с Византией договор о вечном мире.
...Однако эти очевидные успехи потребовали от империи чрезмерных усилий, которые истощили ее и подорвали ее силы. Отвоеванные у Ирана территории были неожиданно захвачены арабами-магометанами. Император Ираклий (правивший с 610 по 541 г.) был обречен беспомощно наблюдать за первым мощным ударом той новой силы, которая внесла смятение в западный мир и разрушила его единство.

Арабские завоевания, которые потрясли и привели в замешательство и Европу, и Азию, были поистине беспрецедентны. Такого стремительного и быстрого успеха добивались лишь азиатские империи Аттилы, Чингисхана и Тамерлана. Но эти империи просуществовали недолго, а завоевания под флагом ислама пустили глубокие корни. До сих пор почти во всех странах, попавших под власть первых арабских халифов, ислам является главной религией.
...Что были по сравнению с этими яростными вторжениями, подобными извержению вулкана, вторжения германцев, которые сумели утвердить свое влияние лишь на самых окраинах Римской империи, «откусив» от нее лишь маленький кусочек?

...асанидский Иран был столь же ослаблен, как и Византия...

Арабы же взяли под контроль практически все части рушащейся империи. В 634 г. они заняли византийскую крепость Востра в Южной Сирии; в 635 г. им сдался Дамаск; разгром византийцев в битве на берегах Ярмука в 636 г. дал им контроль над всей Сирией; в 637 или 638 г. перед ними открыл ворота Иерусалим, а в это же время арабы успешно действовали и на Востоке, за пределами Византии, завоевывая территории в Месопотамии и Иране. Затем наступил черед Египта; вскоре после смерти Ираклия (641) была взята Александрия, а короткое время спустя и весь Египет был занят арабами. Завоеватели на этом не остановились и продолжали захватывать византийские владения в Северной Африке.
... В то время как германцам было нечего противопоставить распространенному в Римской империи христианству, арабы были приверженцами и носителями новой веры, которая поднимала их дух на небывалую высоту. Это и только это было причиной того, что они не подверглись ассимиляции и не растворились среди местного населения... в отличие от германцев, они становились хозяевами везде, где появлялись; они пришли править и повелевать. Покоренные народы были покоренными в прямом смысле слова: именно с них брали налоги, и им не было места в обществе правоверных. Этот барьер был непреодолим.
...Не было никакой пропаганды ислама, как не было и того давления с целью обращения в мусульманскую веру, которое применяли христиане после того, как христианская церковь получила полную поддержку римского государства и христианство стало фактически официальной религией Римской империи... Коран требует лишь покорности Аллаху, внешней, видимой покорности со стороны низких и презренных созданий, к которым проявляется терпимость, но которые влачат жалкое и униженное существование. Именно это было невыносимо и особо унизительно для тех, кого считали «неверными». Их вера не подвергалась нападкам, она просто игнорировалась; и это был лучший и наиболее действенный способ заставить человека отказаться от прежней веры и прийти к Аллаху, который не только восстановит его человеческое достоинство, но и откроет перед ним врата в мусульманское государство.
Германцы романизировались, как только вступили в Романию. А римляне, наоборот, арабизировались, как только попали под власть арабов-магометан[167].
...Средиземноморское единство было разрушено решительно и бесповоротно, и эта ситуация сохраняется и сегодня. С того самого времени на берегах «нашего моря» существуют две разные и враждебные друг другу цивилизации. И хотя в наши дни европейцы подчинили азиатов, последние не ассимилировались среди них. Средиземное море, бывшее до этого центром христианства, превратилось в его границу.
....
Первая волна арабских завоеваний несколько схлынула при халифе Османе; после его убийства в 656 г. в халифате разразился политический и религиозный кризис, который продолжался до тех пор, пока халифом в 660 г. не стал Муавия.

Было вполне естественным, что держава, опирающаяся на такую мощную силу, как ислам, попытается утвердиться по всему средиземноморскому побережью. И халифат предпринял такую попытку. Начиная со второй половины VII в. он стал завоевывать позиции на море в тех районах, где раньше, во времена правления Констанция II (643—668), преобладала Византия. Когда в 660 г. халифом стал Муавия, арабские корабли вторглись в византийские воды. Арабы заняли Кипр, а недалеко от берегов Малой Азии одержали морскую победу над силами Византии, которыми командовал лично император Констанций II. Был занят остров Родос, а затем арабы двинулись дальше и овладели Критом и Сицилией.
Tags: Пиренн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments