SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Categories:

Пиренн: Византия и морские города Италии

После того как Византия потеряла африканские провинции и Карфаген, которые она упорно обороняла в тяжелейших условиях, ее сфера деятельности ограничивалась уже только Италией, но и здесь ей удавалось удержать контроль лишь над прибрежными территориями. Внутри страны Византия не могла более противостоять лангобардам. Именно ее неспособность защитить внутренние районы привела к восстанию итальянцев и отказу папы признавать власть Византии...
...Распространение ислама остановилось на границе непосредственно самой Византии. Арабы-магометане захватили у империи ее сирийские, египетские и африканские провинции... Но сердцевину империи, ее цивилизационную основу и ядро — Грецию — удалось отстоять, и этим были спасены и Европа, и христианство.

Однако эта борьба была яростной и упорной. Византия дважды подверглась нападению со стороны Арабского халифата, находившегося на пике своего могущества. Но ей удалось победить в этой схватке, и сделала она это благодаря своему флоту. Несмотря ни на что Византия продолжала оставаться великой морской державой.

Из всех западных оконечностей Византийской империи самой важной и в то же время самой необычной была Венеция — удивительный островной город, история которого, если не считать Объединенные провинции, является наиболее интересной и любопытной страницей в истории развития мировой хозяйственной жизни того времени. Первыми обитателями этих безлюдных песчаных, расположенных в лагуне островов были несчастные беженцы, искавшие здесь спасения от полчищ Аттилы; это произошло в V в...
...На этих островах, избежавших набегов завоевателей, сохранилась византийская система управления, которая пришла сюда вместе с беженцами из внутренних сухопутных районов Северной Италии; она была представлена несколькими управленцами и народным избранником, имевшим право наложить вето на решение властей, если оно противоречило интересам жителей Венеции.

Сформировавшееся здесь постоянное население занималось в основном морским промыслом и было связано с морем; когда читаешь описание ранних венецианцев Кассиодором, создается впечатление, что речь идет о ранней Голландии. «Когда смотришь издалека, кажется, что суда скользят прямо по лугам, поскольку корпуса судна не видно», — пишет он.
...В 787— 791 гг. по просьбе Карла Великого венецианские купцы были изгнаны из Равенны; это доказывает, что в Венеции не признавали его королем лангобардов, а этот факт, в свою очередь, подтверждает, что Венеция имела тесные связи с Византией.
(о борьбе Карла Великого с Византией за Венецию)
...В 807 г. король Италии Пипин заключил перемирие с командующим византийским флотом Никецием. А венецианцы выдали сторонников сближения с Карлом византийскому императору, которого на греческий манер называли василевсом. Император Византии отправил выданных ему людей в ссылку, а своих сторонников в Венеции возвел в патрицианское достоинство и присвоил им титул полномочных представителей византийского императора.
... мир был окончательно оформлен договором от 13 января 812 г.; империя Каролингов сдала свои позиции на море, где она проявила полную беспомощность. Венеция определенно начала входить в орбиту Византии, а это означало, что на границе Запада возник совершенно другой мир. Об этом лучше всяких документальных источников свидетельствуют площади Венеции и возведенные на них сооружения, такие как пьяцца Сан-Марко.

Мирный договор 812 г. создал исключительно благоприятную ситуацию для Венеции. Именно этот договор заложил основы ее будущего величия. С одной стороны, Венеция получила возможность расширять свои связи и контакты с Востоком, ничуть не опасаясь при этом за свою автономию, поскольку Византии нужна была ее поддержка в борьбе с арабами-магометанами. С другой стороны, были открыты двери для экономических и торговых контактов с Западом... В 814—820 гг. император Византии запретил торговлю с захваченными арабами-магометанами Сирией и Египтом, однако венецианцы продолжали торговать с «басурманами» даже и тогда, когда воевали с ними. Именно из Александрии венецианская флотилия в составе 10 кораблей вывезла в Венецию мощи св. Марка, которые были похищены венецианцами в Александрии, причем ни христиане, ни мусульмане этого города ничего об этом не знали.

Наиболее важным и прибыльным направлением торговли Венеции была продажа рабов-славян из прибрежных районов Далмации. В 876 г. высшее должностное лицо Венеции — дож — запретил подобную торговлю, но, увы, этот запрет ничего не дал. В середине IX в. торговцы продавали арабам-магометанам даже рабов-христиан.

Венеция представляла собой совершенно другой мир по сравнению с Западом. Венецианцы были буквально пропитаны торговым духом, и им были неведомы запреты на грязную наживу, которых старались придерживаться христиане Галлии[187]. Их взгляды и образ мыслей были таковыми, что продавать и покупать можно практически все; подобные взгляды были распространены на Западе и в Италии; они исчезли после вторжений арабов-магометан, но сохранились в Венеции, а также в контролируемых Византией городах Южной Италии.

Аналогичная картина наблюдалась и в расположенных на западном побережье Италии Салерно, Неаполе, Гаэте и Амальфи... Морские портовые города Южной Италии имели свой флот. Упоминается, что в 820 г. арабскими пиратами было захвачено 8 торговых судов, направлявшихся с Сардинии в Италию[188]... эти города поддерживали морские связи главным образом с восточносредиземноморской частью Византии, и именно в орбите Византии они находились. Однако это им не мешало, причем к ним это относится даже в большей степени, чем к венецианцам, поддерживать торговые отношения с контролируемыми арабами-магометанами портами Испании и Африки, а неаполитанцы даже выступили на стороне арабов, когда те напали на Сицилию. Их психология была сродни психологии союзников, ведших контрабандную торговлю с Германией и «любезно» поставлявших ей военное снаряжение во время Первой мировой войны.

Помимо прочего, торговцы из городов Южной Италии продавали арабам-магометанам рабов. Папа упрекал за это и торговцев, и городские власти. В 836 г. между Неаполем и герцогом Беневенто уже существовал торговый договор, дававший неаполитанцам самые широкие торговые права, что, впрочем, скорее всего, было неизбежно. Но этот договор запрещал неаполитанцам покупать рабов-лангобардов с целью их дальнейшей перепродажи. Из этого мы узнаем, что рабов поставляли из Ломбардии, то есть с территории Франкской империи.

...На первый взгляд политика приморских городов Южной Италии была крайне путаной и непоследовательной. Но это только на первый взгляд. Их задача состояла в том, чтобы любой ценой сохранить торговлю, которой они жили.

...в состав Византии южноитальянские города входили чисто формально; реально Византия их не контролировала, и города выступали на ее стороне лишь тогда, когда их благосостояние и процветание находились под прямой и непосредственной угрозой.

Именно по этой причине они не поддержали Лотаря, воевавшего с арабами-магометанами в 846 г., а позднее отказали в поддержке в аналогичной ситуации и Луи И. Очень справедливо заметил по этому поводу Гэй в своем исследовании, посвященном отношениям Италии и Византии: «Непреодолимая сила постоянно толкала морские города-государства к союзу с арабами-магометанами… Для этих городов главное состояло в том, чтобы защитить побережье и гарантировать свои торговые интересы... Политика Неаполя и Амальфи была, помимо прочего, политикой купцов, которые жили грабежом и разбоем в той же степени, что и регулярной торговлей». Именно по этой причине южане не помогли византийскому императору защитить Сицилию. Они придерживались той же политики, что и голландцы в Японии в XVII в.

...Обобщим вышесказанное: христианское Средиземноморье разделилось на два бассейна, восточный и западный, окруженный странами, занятыми арабами-магометанами. Арабские завоевания завершились в конце IX в., а страны Западного Средиземноморья представляли собой отдельный, самодостаточный мир, тяготевший к Багдаду как к центральной точке... Граница активной торговли с Востоком проходила по самому югу Италии. Византия не дала халифату установить контроль над всеми морскими просторами.

... в Южной Италии и в Византийской империи выжила и сохранилась развитая, продвинутая, передовая цивилизация с ее богатыми городами, золотой валютой и многочисленным и влиятельным классом профессиональных купцов — короче говоря, цивилизация, сохранившая свою древнеантичную основу.

Западное же Средиземноморье, наоборот, на всем протяжении побережья от заливов Лионского и Ривьера-ди-Леванте до устья Тибра было опустошено и разграблено войной и пиратами, которым христиане не могли противостоять, поскольку не имели флота. Вся эта территория была зоной запустения и местом охоты пиратов. Порты и города обезлюдели. Связь с Востоком была прервана, а контактов с побережьем, занятым арабами, также не было. Ничего не было, кроме смерти. Империя Каролингов представляла собой наиболее разительный контраст с Византийской империей. Это была сугубо сухопутная, замкнутая в себе держава, поскольку она не имела каналов связи и выходов на другие страны. Районы средиземноморского побережья, где общественная жизнь в целом и экономическая в частности развивались наиболее активно по сравнению с другими районами Франкского государства и которые были основой развития всего государства, теперь стали беднейшими его районами, брошенными людьми, подвергшимися запустению, районами наименее безопасными, где человеческая жизнь ежедневно подвергалась угрозе. Впервые в истории ось западной цивилизации сместилась на север и в течение многих столетий оставалась между Сеной и Рейном.
Tags: Пиренн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments