SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Две Юдифи

Л.С. Хилтон, "Маэстра", - история женщины-растиньяка, увлекательная, крутая, обрамленная описанием картин и (весьма беглой) историей Артемизии Джентилески.
Героиня рациональна, социальна и, разумеется, преступна - попытки дочери алкоголички из пригородных "проджектов" вписаться в мир арт-рынка заведомо провальна; ни выученное произношение, ни языки, ни квалификация не помогают подняться по социальной лестнице. И тогда --
Такое удивление я испытала только раз, когда в превосходном фантастич. романе Питера Уоттса "Спин" напоролась на стихотворение Тютчева, иллюстрировавшее авторскую мысль.

Речь о двух "Юдифях" Артемизии Джентилески. (Они и мотив, и своего рода спойлер книги.)

1. Стандартный библейский мотив: героиня-иудейка убивает вражеского полководца, но в исполнении Артемизии сцена выглядела дико, почти антихудожественно. Если присмотреться к покрытому тончайшей эмалью клинку у шеи Олоферна, то видно, что меч занесен не ритуально, не напоказ, а уже вошел в плоть под совершенно неэстетичным углом, не пригодным для создания идеальной композиции. Здесь видна рука женщины, которая сама резала головы курам и сворачивала шеи кроликам, чтобы приготовить рагу. Юдифь разделывает Олоферна, как мясник, методично перерезая жилы, ее мускулистые руки напряжены от усилия. В сцене есть что-то бытовое: белые простыни, неуместное кровавое пятно, странное ощущение полной тишины. Вот так поступают женщины, говорит нам Артемизия, молча делают свое дело. Вот так поступают настоящие женщины.
Я смотрела на свои запястья, легко касающиеся стола рядом с чашкой эспрессо с долькой лимона, словно находилась где-то далеко-далеко отсюда, однако, несмотря на пронзительную тишину, сопровождавшую это переживание, сердце у меня колотилось так, что казалось, вот-вот задребезжит фарфоровая чашка. Я слишком много обещала ей, той девушке в музее. Я в долгу перед ней.
2. После написания своего революционного шедевра «Юдифь, обезглавливающая Олоферна» Артемизия Джентилески уехала из Флоренции в Рим, где написала более традиционную вариацию того же сюжета. Картина «Юдифь и ее служанка» висит во дворце Питти. С первого взгляда в этом полотне ничего не говорит о насилии: две женщины прибираются в комнате. На первом плане спиной к нам изображена служанка, желтое платье прикрыто фартуком, волосы убраны в практичную кичку. Хозяйка изображена по левую руку от служанки, в профиль, она оглядывается, чтобы проверить, не следят ли за ними, и волнуется, успеют ли они все закончить вовремя. У Юдифи идеально уложенная прическа, темное бархатное платье богато отделано парчой. На одном плече лежит меч, затем наше внимание привлекает содержимое корзины, которую служанка держит ровно под лезвием. В корзине лежит голова Олоферна, обернутая муслиновой тканью, словно рождественский пудинг. Женщины изображены в момент непомерного напряжения, однако от картины веет тишиной. Обе охвачены беспокойством, но никуда не спешат и специально останавливаются, чтобы убедиться в отсутствии слежки, прежде чем вернуться к прерванному занятию. Во всей картине ощущается какая-то тяжесть: меч грузом ложится на плечо Юдифь, отрубленная голова в корзине заставляет служанку упереть руку в бедро, чтобы удержать ношу. Они концентрируются только на том, что должны сделать прямо сейчас.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments