SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Categories:

Историк Михаил Давыдов о модернизации Витте–Столыпина и ее советских эксплуататорах

Историк Михаил Давыдов выпустил книгу о реформаторском рывке Витте-Столыпина.
В целом это продолжение направления, начало которому положил Б.Н. Миронов (историко-социологические работы): динамика уровня благосостояния населения отражается в интегрированных показателях, характеризующих социальное и экономическое развитие России, и — взятые в комплексе — все эти данные неоспоримо говорят о позитивной динамике потребления населения Российской империи.
http://www.novayagazeta.ru/arts/74579.html

Да, благосостояние населения в целом росло, но не у 100% жителей Империи. И этот рост не означает, что имеющиеся свидетельства тяжелого положения части крестьян — даже с учетом «семантической инфляции» — неверны и их следует игнорировать. Дело в том, что между негативным и позитивным массивами данных об уровне жизни и потребления населения России в конце XIX — начале XX века противоречия нет. Оно существует, и оно неразрешимо только в рамках классового черно-белого подхода, призванного доказать неизбежность «Великого Октября».

Однако на деле верны оба комплекса свидетельств, просто жизнь была несравненно богаче, чем ее описывали пристрастные и/или политически ангажированные современники.

Это противоречие исчезает, как только мы перестаем путать проблему положения крестьянского хозяйства в пореформенной уравнительно-передельной общине с проблемой народного благосостояния.


И еще важное для "восприятия" истории - о семантической инфляции терминов, когда одни и те же слова означают совершенно разные явления. -
Это приводит к элементарному непониманию того, что происходило в нашей стране всего лишь 100 с лишним лет назад.

Если не осмыслить данный феномен всерьез, если не ввести жесткую поправку на «семантическую инфляцию», то ...можно оставить мысль о том, что мы имеем сколько-нибудь адекватное представление об истории России после 1861 года.
().

И, еще раз, это очень важный для меня как историка разговор: надо говорить о семантической инфляции терминов. Нельзя с равной уверенностью применять слова «голод», «произвол» к концу XIX — началу ХХ века и к советскому периоду. Очень разные меры голода и произвола имеются в виду… Хотя до 1917 года источники описывают принципиально иную ситуацию — неурожаи, сопровождавшиеся продовольственной помощью правительства, но советскими и постсоветскими историками эти недороды – иногда по недопониманию, но чаще преднамеренно — трактуются (и соответственно их читателями воспринимаются!) уже в меру этого нового знания, полученного в советскую эпоху, то есть именно как реальный смертный голод с людоедством.

Если столыпинская аграрная реформа была «насилием», то как квалифицировать коллективизацию и методы, которыми она проводилась?

Если дореволюционная деревня была разорена, то какими терминами мы будем характеризовать раскулаченную деревню?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment