SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Метель, некрасивая и неласковая, а подлая и все исподтишка, все исподтишка.
Перечитываю Дороти Сэйерс и особенно внимательно места сюжетно проходные, социально значимые. Жестко сословное общество диктует манеры, обязанности и даже способ обращаться к людям: по фамилии с присовокуплением мистера-миссис, просто по фамилии (способ сказать "эй, ты!), по придуманному слуге имени, по принятому обращению к титулованным. Для каждой ситуации определены обертоны, порядок и подбор слов, порядок действий до и после.
Должно быть, знать свое и чужое место в порядке вещей - чувство комфортное вполне. Соблюденные условности облегчают и упрощают коммуникацию.
По мысли Сэйерс - дочери сельского священника, четко знающей свое положение на шахматной доске - условности и ритуалы позволяют ощутить принадлежность к единому целому.
"Все дело в том, что он принадлежал к строго упорядоченному обществу. В отличие от большинства ее друзей, он говорил на языке, понятном ей с детства.
В Лондоне любой мог сделать что угодно или стать кем угодно. Но в деревне – не важно какой – они все неизменно оставались самими собой: священник, органистка, трубочист, сын герцога и дочь врача, – перемещаясь по отведенным им клеткам, как шахматные фигуры. Она испытала непонятное возбуждение. Ей подумалось: “Я замужем за самой Англией”, – и она крепче сжала его руку".
Утрата социальных ритуалов атомизировала человека так же действенно, как отказ от христианства или, скажем, замена двухтысячелетней архитектуры базилик конференц-залами из сэндвич-панелей. Это временное явление, думаю, - любое непокой и любое нестроение завершаются приходом в равновесие. Тоже временное.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments