SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

За разговорами про А.И.С. и языке его прозы вспомнила свою попытку перечесть трилогию Ф. Абрамова, когда-то горячо любимую и "под-подушечную". (В 20 лет можно еще не то мешать; мой коктейль из Абрамова, Евангелия, Уайлдера и СэйСенагон был еще не самым забористым.)
Перечитать не смогла. Оказалось, что Абрамов писал на языке, который когда-то знала, да давно забыла. Сейчас он кажется искусственным, претенциозным и в целом нечитаемым, но когда-то был органичен.
После трилогии Абрамова все читаные и слыцшанные рассказы о Гулаге вызывали недоумение: да чем же лагеря бесчеловечнее жизни в деревнях русского Севера в войну и после войны? Та жизнь - на уровне голодного XVIII века, когда корова равна шансу выжить, обувь летом трепать не стоит, 14-летних девчонок гоняют рубить лес и "давать норму", каждый за себя и надеяться не на что - на этом фоне "Иван Денисович" оптимист, а рыбные консервы шикарная закуска, то есть глупое баловство.
Не сравниваю Абрамова с С., а просто здесь контекст едва ли не важнее текста. И Гулаг нельзя воспринимать без связи с тем временем - скажем так, не самым беззаботным и сытым.
То есть те, кто пишет и читает о Гулаге, должны за базу сравнения брать не сегодняшнюю сытую и комфортную жизнь горожанина, а ту, страшную, реальную, историческую.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments