SeaNN (seann) wrote,
SeaNN
seann

Categories:

Клариссинки. Искья

По разговору о пороге отвращения. - Была свидетелем обсуждения семиологии отвратительного, но основное пропустила мимо ушей в уверенности, что семиотика - подстилка рекламной отрасли, инженерия поведения, блядство интеллекта, нацеленное на научное принуждение сделать покупку.
Возможно, тот разговор подсказал бы средство глубже вкопаться в картинку монастыря клариссинок, что в Арагонском замке о. Искья посреди Неаполитанского залива.
Арагонский замок - высокая голая скала, остров при острове посреди не-человеческой, до-человеческой средиземноморской синевы и красы. Там крпость и монастырь. В монастырь отдавали неаполитанских девочек из семей не бедных, но все же не настолько богатых, чтобы обеспечить их приданым для брака, который не повредил бы достоинству семьи. Монастырь выходил дешевле.
Девочек оставляли на острове на всю жизнь. Оттуда они уже не выходили. Иногда их навещала родня, но мамы и сестры умирают, люди забываются и со временем визиты прекращались. Оставалось только смотреть на Неаполь, который хорошо виден с острова.
По-видимому, жили в монастыре не очень долго: зимы в неостапливаемых каменных помещениях посреди моря здоровья не прибавляют. У них, конечно, были и радости: цветник, огород с травами, горячий хлеб из собственной пекарни, горячая еда студеной зимой, когда можно согреть руки, обхватив миску.
Потом умирали.
Кладбище монастыря состояло из оссуария и собственно кладбища: пещерки примерно 3 на 3 метра. Там были 4 или 5 каменных кресел с дырами в сиденье. Под кресло ставили чан. Мертвую монахиню в облачении сажали на кресло, и она гнила, стекая в чан. Скелет с лохмами облачения складывали в оссуарий.
Каждый день монахини стоя у самого входа в пещеру пели молитвы, глядя на распад и гниение, обоняя мерзкий смрад, зная, что придет их черед сидеть в этих каменных креслах и стекать в чаны.
В 17-18 веках дев растили вовсе не нежными цветочками. Они еще до монастыря успевали всякого навидаться и наслышаться. Где был их порог отвращения? И был ли он, или душа рубцевалась, покрывалась броней и из всего спектра эмоций и мотиваци оставались только долг перед семьей и богом?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments