Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Атаульф

Если какой книге и давать литературную премию, так давать историческому роману "Атаульф" Елены Хаецкой о совсем неисторических событиях 399 года в готской деревеньке, и о том как закончилось детство десятилетнего мальчика по имени Атаульф.
Оно, конечно, Великое переселение, падение Рима и прочая гибель богов, но книга не об этом. Она написана по любви, по большой любви к дяде героя, который вдвое старше, но никак не повзрослеет, к старым дурням, так и не обнесшим деревню тыном, к дедовой наложнице, которая великий мастер семейной ругани, к одолженной телеге, к великому воину, который проиграл себя в кости и стал рабом, к дедову другу, который обернулся медведем... нет, не буду рассказыаать, а лучше перечитаю (в который раз).
На книгу некто наложил проклятие. Этот некто - враг народа готов. Они уж давно растворились в истории, а этот все не уймется! Вот смотрите: книга написана в 1996 году и... то умрет издатель, то умрет издательство, то книга необъяснимо вылетает из планов. "Атаульф" наконец должен была выйти год назад, но налетел ковид, и - знаете что? Я всерьез связываю эпидемию не с какими-то там китайскими летучими мышами, а с врагами "Атаульфа", которые, видимо, работают на врага человеческого и отца лжи.

Но сейчас тираж отпечатан, приехал на склад и книгу будут продавать на сайте Lenknigotorg.ru с отправкой по почте в любую точку мира, затем она поступит в торговые сети Читай-город, Буквоед, Дом книги, ТД "Москва" на Тверской 8, на ОЗОН и тагдалие.

Атаульф

Если какой книге и давать литературную премию, так давать историческому роману "Атаульф" Елены Хаецкой о совсем неисторических событиях 399 года в готской деревеньке, и о том как закончилось детство десятилетнего мальчика по имени Атаульф.
Оно, конечно, Великое переселение, падение Рима и прочая гибель богов, но книга не об этом. Она написана по любви, по большой любви к дяде героя, который вдвое старше, но никак не повзрослеет, к старым дурням, так и не обнесшим деревню тыном, к дедовой наложнице, которая великий мастер семейной ругани, к одолженной телеге, к великому воину, который проиграл себя в кости и стал рабом, к дедову другу, который обернулся медведем... нет, не буду рассказыаать, а лучше перечитаю (в который раз).
На книгу некто наложил проклятие. Этот некто - враг народа готов. Они уж давно растворились в истории, а этот все не уймется! Вот смотрите: книга написана в 2004 году и... то умрет издатель, то умрет издательство, то книга необъяснимо вылетает из планов. "Атаульф" наконец должен была выйти год назад, но налетел ковид, и - знаете что? Я всерьез связываю эпидемию не с какими-то там летучими мышами, а понятно с чем.
Но сейчас тираж отпечатан, приехал на склад и книгу будут продавать на сайте Lenknigotorg.ru с отправкой по почте в любую точку мира, затем она поступит в торговые сети Читай-город, Буквоед, Дом книги, ТД "Москва" на Тверской 8, на ОЗОН и тагдалие.

(no subject)

Ника Турбина, поэтический вундеркинд и звезда 80х, не написала ни одного стихотворения. За нее творили богемные мать и бабушка, они юзали ребенка в хвост и в гриву, чуть не с младенчества держали на димедроле, довели до безумия и фактически убили.
Маньяк-собчак, банальность зла, школа повседневности для дураков.
Мы, "обычные", плохо понимаем, как нам всем повезло, и не ценим своей удачи.
Первый коммент.

https://mel.fm/istorii/6152837-nika_turbina

В процессе лежания и боления

Зачем-то съездили в лабу drive-in, сдать тест. Оно, конечно, удобно, что не нужно выходить из машины. Девы в противочумных нарядах умудряются сохранять летящую походку и вообще секси. Мурлычут ласково.
Болеют очень многие, полгода назад такого и близко не было.
===

Дарья Михална Халонен позвонила в Мск насчёт вакцины. Ей ответили что готовы отдать технологию и наладить производство.
Вчера пришёл мейл, зовут прививаться модерной. Поздно, дружочки, уже заболела.
===

Леонид Юзефович написал, что в Германии перевели и издали роман Владимира Медведева "Заххок". (И во Франции, и готовится англ. перевод.)
Не всем эта книга по силам, не всем посилен этот ужас. Меня охватило что-то вроде глубочайшей паники, когда, читая, поняла, чтО пронеслось над головой в те годы, пусть и не задело, только дохнуло смрадом.
===

Провал попытки читать «Пиранези» Сюзанны Кларк: тягучая, душная графомания неподъёмных объёмов как и предыдущая ее книга. Фантастический мир уровня примерно Швамбрании.
Почему у Пиранези «воображаемые тюрьмы», хотя на картинках вовсе не тюрьмы, - ни решёток, ни камер, а просто лабиринты из лестниц и арок?
===

Примечания переводчика к "Медовому месяцу в улье" стоят самой книги. В первом же говорится о трудностях с переводом названия и как переводчик преодолел искушение воспользоваться анекдотом и озаглавить роман "Станки, станки, станки".

(no subject)

Примечания переводчика к "Медовому месяцу в улье" стоят самой книги. В первом же говорится о трудностях с переводом названия и как переводчик преодолел искушение воспользоваться анекдотом и озаглавить роман "Станки, станки, станки".
(Дороти Сэйерс до Анны Савиных переводили... как бох черепаху.)

(no subject)

(no subject)

Вчера прочитала, что в Берлине 1904 года было примерно 72 тыс домохозяйств. На это число домохозяйств приходилось около 80 тыс человек, у которых никакого хозяйства не было, и не было даже крыши над головой: они снимали комнаты на несколько часов, чтобы поспать.

В свете таких фактов совсем иначе смотрится старинная литература с ее осуждением страсти к наживе, хищных ожиданией наследств, поисков богатых женихов и невест, и проч.
Все это растущее из романтизма ханжество (что лучше всех понимал Бальзак) было популярно, возвышало над повседневностью, в которой десяткам тысяч людей приходилось с утра прикидывать, где придется заночевать.
Лили Барт родная сестра Кристины Хоффленер и, вероятно, Ульрики Майнхоф.

(no subject)

К вопросу о дамском литературном рукоделии. - Оказывается, в литкритический арсенал продали снаряд невероятной убойной силы: обвинение в женоненавистничестве, оно же мизогиния. Мне, посмевшей усомниться в достоинствах рукоделия Гузели Яхиной, тут же залепили этим снарядом в лоб.
Между тем рукоделие почтенное занятие, если руки правильным концом вставлены. А у нас тут - что? Обилие неуклюжих, и то и неуместных эпитетов, числом "через край", фразы на шесть строк "в задыхающемся ритме", цепочки придаточных, пайетки и стразики - знакомо, да?
(Это еще не самое страшное: а ну как собезъянничают и начнут употреблять глаголы только и исключительно в настоящем времени, как в лучших англоязычных домах.)
О женской судьбе можно писать, а можно литературно кокетничать. Попытка женской истории в измышленных декорациях попросту непристойна через сто лет после "Перегноя" Сейфуллиной и вообще после русских 1920х, честно и страшно описавших неописуемое, через шестьдесят лет после военной прозы и "деревенщиков".
Не думаю, что Яхина умышленно нагоняла негатив и выжимала читательскую слезу. Скорее, она переносит сегодняшний взгляд и сегодняшние ценности туда, где им не было места. Не понимает неуместности своего вторжения в Большую Историю. Не понимает, что все мы - и она тоже - потомки тех, кто старался уцелеть и кому в этом повезло.
Мне не удалось прочесть книгу целиком, но, судя по началу, через которое пришлось буквально продираться, героиня Яхиной заподозрила бы автора в глупости и невежестве. Или просто пожала бы плечами и прошла мимо.

====

О, уже заговорили о "травле Яхиной". То есть "кто организовал вставание?" да никто, просто людям обрыдло что на них смотрят как на болвалов и всучивают товар с гнильцой, приговаривая: вот, держи шедевр, где твое спасибо.

Вот такой стих (via mincao)

***


Шаман не снимает маски и красным подсвечен снизу,
Сразу видно, что дело знает. Проситель собой хорош,
Рисован в четыре краски в знакомом стиле Детгиза,
Cтоит посредине сказки, объясняет: «Мне нужен нож.»

Стоит, шевелит губами, строит слог воспаленный,
Случилось что-то такое, что никак не спустить врагу.
«Нож нужен. Такой… завзятый, умелый, одушевленный,
Чтобы выследил и ударил, потому что я не смогу.»

Шаман посмотрел: все правда, не сможет убить - ни спьяну,
Ни в трансе, ни одержимым, при том, что причин – с лихвой.
Сделал нож, а убийцу-душу пошел искать по туману,
И в первой же мясорубке – вот он – трехгранный, злой, боевой…

Штык с четырнадцатого года до двадцать первого года –
В смысле опыта это время затруднительно превзойти -
Прорезал себе дорогу от Stohoda и до Stohoda,
От Kahovki и до Warszawy, через все, что встречал в пути.

Душу вынули и вселили – но получилось неловко,
Потому что на испытаниях, наблюдателей изумя,
Нож фигурно резал тыкву, отлично крошил морковку…
При попытке ударить партнера - поворачивался плашмя.

Шаман вылез из кожи, бубен вылез из кожи,
Но на все их заклинания оружию наплевать:
Оказалось, после Гражданской нож людей-то видеть не может,
Он их ничего не может, особенно – убивать.

Но люди тем и известны, что изготовят порох
Из всего, чем их озадачила фантазия высших сил:
Парень вышел из дома за местью – а получился повар,
Лучший на три королевства. А месть он себе купил.

(с) el_d

(no subject)

Чудный рассказец Нила Стивенсона "Великий симолеонский капер" (1995 года, между прочим!) будто списан с новостей о криптовалютах + фб Pavel Vrublevsky , в котором эти новости объясняются.

Рассказ брать самизнаетегде.