Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

(no subject)

Не знаю какой по счету парафраз известной карикатуры 1815 что ли года про Венский конгресс. Потом ее приспособили к Берлинскому конгрессу, потом что-то такое было незадолго до ПМВ. Но направление британской мысли мне нравится: исторические константы- цивилизации - не зависят от счета времени. Символ Китая - богдыхан, символ России - генерал с Гекоргием, Андреевской лентой и эполетами.
А, да, и воротник-стойка, тут преемственность века этак с 14го.

(no subject)

У a_bugaev увлекательный разговор человека с органчиком (или здорового разума с отравленным) о необходимости быть разборчивым за столом разумного скепсиса в восприятии того что пытаются скормить людям профессиональные информационные отравители.

До чего хорош Слепнев-Соколинский: "Я точно знаю что методы, цели, задачи и личное отношение к электорату у спецслужб и политиков - идентичны по обе стороны железного занавеса. Также я точно знаю, что в бюджетах (в том числе, на карманные ангажированные исследовательские ресурсы) такой симметрии нет, а разница составляет порядки плюс валютная конверсия. Если осознать эти два факта, то достаточно пары деталей (вырезанный фрагмент интервью босса разведки, используемые в видео Навального аргументы, в ситуации с выборами или Немцовым - банальная логика) - чтобы выкинуть это всё в мусорку не глядя. "Не читал но скажу" это конечно некрасиво, но и лицемерный беллингкет - мягко говоря не Пастернак".

Вчера попалась любопытная ссылка - сравнительнп полная история и анализ применения БОВ спецурой и военными, "у них" и "у нас". Во всех случаях полиция бездействовала чуть более чем полностью. Во всех случаях "вне зависимости от древности заявленных демократических традиций, политически мотивированные дела расследуются так, что никакой возможности проверить ключевые улики у третьих лиц нет, а непосредственно причастные к расследованию могут умереть очень странной смертью".

Текст большой с массой любопытных деталей.

Лукьянов о Белоруссии и о ситуации в отношениях с Мск

«Куда только Путин смотрит!» — этот возглас в последние месяцы я слышал не раз. Поскольку самому Владимиру Владимировичу этот вопрос не задашь, решил поинтересоваться мнением «коллективного Путина» о ситуации в Беларуси. В курсе этого мнения, на мой взгляд, должен быть главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. Тем более, что он еще и директор по научной работе международного дискуссионного клуба «Валдай», на заседаниях которого Путин регулярно бывает и выступает. Вот мы с Федором Лукьяновым и поговорили.
Как я всегда оговариваюсь в таких случаях, это не интервью для СМИ, а выдержки из беседы давних коллег и товарищей. Для ФБ текст, конечно, великоват, ну так и тема стоит того, чтобы внести в нее хоть некоторую ясность. Collapse )


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=194719212187747&id=100049490070200

(no subject)

Так уже договорились, кого из агентов Путина назначить в президенты США? Или нет?
Я-то передумала и уже за Трампа, потому что движуха будет повеселей. - Biden Campaign Manager: "Under No Scenario" Will Trump Be Allowed To Declare Victory

(no subject)

Вакцина от гриппа и ещё одна, от пневмококка. Велено лежать пару дней и ни на что не реагировать, даже на инопланетное вторжение, даже на звонок с вопросом: у нас есть чего пожрать? я забегу? - на все забить, просто лежать и читать детские книжки.
===

То, что представленное Стилом досье на Трампа на самом деле сочинила жж-юзер milonga, это уже не камеди-клаб и не сериал для недостаточных умом. Это причина по которой ваши / наши интернеты в конце концов закроют к чортовым псам.

Топлю-то я за Байдена, но выиграет все равно Трамп.
В принципе, результат будет тот же, потому что в обоих случаях демы устроят тыгдым и тарарам, до основанья, а затем. Но Байден, повторяю, прикольнее. Ну и страну демы угробят поскорее прочих, то есть будут меньше лазать по чужим огородам. Будет сплошной «Хьюстон, 2030» и Майк Мак-кай, если кто еще не читал.
Плюс предсмертный триумф выборных технологий,когда публике предлагают голосовпть за сенильного старца - и ведь голосуют.

===
Надо: книжек Маши Рупасовой (иначе начну подобно английским античникам общаться с миром через губу), серенький невидный Polo Ralph Loren из тонкой шерсти и кашемира с высоким воротом и костяными пуговицами на плече, и хорошо бы пшикалку из которой в Стокманне сегодня распыляли дух яблок, корицы и пипаркооков.

===
Нас пока не закрывают, только бухло в заведениях подавать не будут после 5. Все работают, но ползком и низенько-низэнько, чтобы никто не заметил. Кого можно, выкинули на удаленку, но таких мало. Локдаунов, сказали, не будет.
Хутор Тихая Сапа делает вид, что его нет,нигде нет, "но как, Холмс?!" - заражений меньше всех в ЕС притом что границы с Европой не на замке, маски носит редко кто и в целом никаких особых строгостей (исключая больницы).

Лукьянов

"Россия перестала быть для Запада угрозой безопасности, к нейтрализации которой нужно относиться предельно серьёзно. Партнёром же, которому доверяют и с которым хотят вступать в долгосрочные институциональные связи, то есть прилагать усилия для создания новой системы отношений, она не стала. Сначала, потому что переживала последствия мучительного слома и была лишь отчасти дееспособна как полноценный собеседник. Потом, потому что по мере восстановления возможностей взялась претендовать на особый статус, который Запад не собирался признавать за страной, только недавно проигравшей холодную войну.

Проблема нынешних отношений России и Запада – концептуальное исчерпание. Особенно это видно на примере России и Германии"
В этих условиях российская внешняя политика на западном направлении бьёт мимо цели.
Далее тут https://globalaffairs.ru/articles/cherez-zapad-na-vostok/

Купленная дружественная риторика, имитация лояльности — вещи ненадежные

Тренин (центр Карнеги), кажется, в отчаянии: проговаривает вещи, которые для российских внешеполитических стратегов должны быть азбучными истинами, но таковыми не являются.
Отсюда тотальные неудачи на постсоветском пространстве, хаотичные действия, неработаюшие тактики подкупа, игнорирование реальности. И Кальюлайд, к сожалению, права, говоря, что РФ вот-вот утратит даже региональное значение.
А реальность такова: " для всех государств постсоветского пространства независимость — это прежде всего свобода от России.
Отсюда и схожесть в тактических устремлениях: во внешней политике — многовекторность, то есть балансирование между различными центрами силы; во внутренней — приоритет титульной нации, в языковой — ограничение сферы употребления русского языка. Солидарность с Россией по важнейшим вопросам (Крым, отношения с США и ЕС) отсутствует не только из-за боязни реакции США, но и из-за того, что Запад по-прежнему рассматривается как гарант от возвращения в сферу влияния Москвы. При этом Россия пытается задобрить соседей «подарками»: бывшим «братским» республикам делались скидки, раздавались льготы, невозвратные кредиты, которые они воспринимали как должное и не особенно ценили. И здесь пока мало что меняется", см Лукашенку в Сочи.
....
"Оппозиция, ее Координационный совет пытались наладить контакт с российским посольством в Минске, но получили отказ, чтобы не раздражать Лукашенко. Это, на мой взгляд, ошибка. Как большой ошибкой было смещение год назад с должности посла в Белоруссии Михаила Бабича, старавшегося — такова миссия посла — наладить деловые контакты со всеми значимыми общественными и политическими фигурами в Белоруссии. Опять прогибаться под Лукашенко — значит, действовать против долговременных интересов России".

Тренин на Карнеги

Хорошая статья, с прицелом. "Асимметричные ответы" вида малазийского боинга, Скрипалей и случая с Сисечкиным максимально эффективны политически и очень дешевы (в сравнении с традиционными стратегиями). Давайте признаем: Россию сделали, Россию поимели, в Европе не осталось политиков и стран, относящихся к сотрудничеству с РФ хотя бы нейтрально.
===

Берлин закрывает открытую Горбачевым эпоху доверительных, долгое время дружественных отношений с Москвой. Страницу переворачивает и Москва. Ситуация, таким образом, становится проще и одновременно более рискованной: Россия уже не ждет чего-то от Европы, а потому оглядываться на ее мнение или интересы становится не обязательно
Дело об отравлении Алексея Навального стало поворотным пунктом в отношениях России и Германии. Собственно, детали самого дела, до сих пор во многом неясные, уже не важны. В Берлине в сентябре 2020 года принято важнейшее для немецкой внешней политики решение: Германия больше не будет проводить в отношении России какую-то особую политику. Не будет пытаться понять мотивы другой стороны, стремиться к взаимопониманию и хотя бы минимальному взаимодействию. Берлин не станет выступать и в роли переводчика с русского политического языка на западные, не будет как ответственный за связи с Россией разъяснять Москве позицию своих союзников.

Эта особая роль, которую Федеративная Республика и ее канцлер играли в последние годы, ушла в прошлое. Теперь Германия по отношению к России – как все остальные в Западной Европе. На уровне риторики это означает принципиальное оппонирование кремлевской внешней и внутренней политике, жесткую критику тех или иных конкретных шагов Москвы, большую солидарность в этом смысле со странами Восточной Европы. На уровне экономики многие ожидают отказа от проекта газопровода «Северный поток – 2». В любом случае эпоха больших российско-европейских энергетических проектов, по-видимому, завершилась. На уровне дипломатии вероятно существенное ограничение официальных контактов и, возможно, приостановка диалога на высшем уровне.

Вряд ли президент Путин, давая разрешение на экстренную эвакуацию Навального из Омска в Берлин, предполагал такой оборот событий. Скорее можно предположить противоположное: он рассчитывал на взаимодействие с Ангелой Меркель, на совместный – при помощи Германии – выход из неприятного инцидента без новых потерь для репутации России.

Можно попытаться представить себе, как отреагировал Путин на заявление Меркель про отравление Навального «Новичком». Удар в спину – это самое мягкое, что приходит в голову. Личные отношения с иностранными лидерами имеют для Путина важнейшее значение при проведении внешнеполитического курса. С другой стороны, для рационально мыслящего российского президента отрицательный результат – тоже результат. И этот результат он будет иметь в виду.

Это означает, что не только Берлин закрывает открытую Горбачевым эпоху доверительных, долгое время дружественных отношений с Москвой. Страницу переворачивает и Москва. То, что 30 лет назад, в момент воссоединения Германии, виделось не только историческим примирением, но и залогом будущих дружественных отношений и тесного сотрудничества между двумя народами и государствами, само отошло в прошлое.

Настоящее, в свою очередь, начинает перекликаться с тем, что казалось давно прошедшим. В области риторики, где российская сторона не скрывает возмущения, немецкие обвинения в адрес России сравнивают с поджогом нацистами Рейхстага, в котором тогдашний Берлин обвинил Коминтерн и Москву. В политической области Кремль вряд ли сразу сделает какие-то резкие шаги, но отныне будет рассматривать Германию как несамостоятельное, подконтрольное США государство. Подобно американским, немецкие партнеры теперь для России тоже закавычиваются.

Этот вывод будет иметь последствия для ситуации в Донбассе, а также для вступившего в затяжную фазу белорусского противостояния. Ценность взаимодействия с Берлином и Парижем на этих направлениях – в нормандском или двустороннем форматах – снижается, а диалог с Вашингтоном по Украине и Белоруссии уже давно свелся к взаимным резким предостережениям и не менее жестким отповедям.

Ситуация, таким образом, становится проще и одновременно более рискованной: Россия уже не ждет чего-то от Европы, а потому оглядываться на ее мнение или интересы становится не обязательно. С американцами же давно ведется гибридная война с нулевой суммой. В этой борьбе остается все меньше сдерживающих факторов.

Крушение особых российско-германских отношений стало последним и самым мощным в серии ударов по позициям России в Европе. В ряде стран за последние годы прошумели громкие коррупционные скандалы, которые выбили из седла ведущих политиков, склонных к сотрудничеству с Москвой. Во Франции это были кандидаты в президенты Доминик Стросс-Кан и Франсуа Фийон, в Италии – вице-премьер Маттео Сальвини, в Австрии – вице-канцлер Хайнц-Кристиан Штрахе.

В других странах – Испании, Греции, Болгарии, Черногории, Чехии, Словакии, Норвегии – были раскрыты российские заговоры или выявлены шпионы, что привело к охлаждению отношений с Россией. Наконец, поистине вселенское звучание приобрел скандал с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери в английском Солсбери.

Западные «коллеги», как сейчас принято говорить, сработали стратегически, зачистив свою половину поля от враждебного влияния. В результате в Европе практически не осталось государств, власти которых относились бы к России нейтрально-положительно. Так что решение Меркель передать вопрос о судьбе «Северного потока – 2» на уровень Евросоюза выглядит как окончательный приговор.

Любые спецоперации – свои или чужие – рассчитаны на то, чтобы эффектным ударом изменить обстановку в свою пользу. В стратегическом отношении, однако, успех спецопераций далеко не всегда оказывается долговременным. Часто они бывают скорее эффектными, чем эффективными.

Дело Скрипалей появилось в момент, когда в некоторых европейских странах – через четыре года после украинского кризиса! – наметилось стремление пересмотреть санкционную политику. В результате пересмотр отложили. Дело Навального случилось тогда, когда проявилось стремление избежать нового жесткого раскола Европы, теперь уже как следствия американо-китайской конфронтации.

Пафос этой статьи заключается не в том, что оба отравления – провокации с той или иной стороны. Он в том, что, несмотря на скандалы и другие препятствия, важные интересы Европы, включая Германию, и соответствующие интересы России требуют взаимодействия и сотрудничества и что периодически возникающие скандалы эти интересы не подавляют, а только время от времени заглушают. Поэтому надо сдерживать эмоции и смотреть на вещи шире.

Всем в Евро-Атлантике нужно помнить, что российско-германское примирение – такая же важная опора европейской безопасности, как примирение германо-французское. Такое примирение – подлинное чудо современной истории, учитывая незаживающую травму гитлеровской агрессии, огромные масштабы разрушений и многомиллионные жертвы войны.

Не стоит пугать себя и окружающих призраками Молотова и Риббентропа – особенно сейчас, когда вместо попытки очередного раздела Восточной Европы между Москвой и Берлином борьба идет за то, какого соседа Россия получит под Смоленском. Не стоит радоваться возрождению германо-российской вражды. Это не укрепит НАТО. Германия, возможно, быстрее выполнит обязательство увеличить военные расходы, но эти траты не повысят безопасность Европы. Не стоит уповать ни на помощь со стороны, ни на устойчивость ядерного сдерживания. Последнее дает только гарантию уничтожения, а не спасения.

Российско-германские отношения ухудшаются уже почти десять лет. Вернуть их ко временам партнерства ради модернизации Европы от Лиссабона до Владивостока в обозримом будущем нереально, но пока еще есть возможность остановить переход российско-германских отношений в фазу враждебности.

Для этого нужно снизить градус публичной риторики, провести собственное самое тщательное расследование того, что произошло с Навальным на российской территории, и выработать детально аргументированную позицию перед обсуждением вопроса в Организации по запрещению химического оружия.

Эта позиция должна быть убедительной прежде всего для российского общества. Подход «мы не знаем, что произошло, но у нас имеется десять версий того, что могло произойти» не сработал ни в случае Литвиненко, ни с уничтожением малайзийского лайнера, ни со Скрипалями. Не сработает он и в деле Навального.

В отношениях с Берлином лучше взять паузу. Пусть немцы сами решают, нужен ли им еще один газовый поток из России. Пусть они сами решают, кто после Германии станет основным экспертом ЕС по России – Польша или Литва. Пусть определяются с преемником Меркель и вообще с будущим своей партийно-политической системы. Не наше дело.

Через некоторое время поиск взаимопонимания с Германией на новой основе – соседства, предсказуемости и взаимной выгоды – нужно будет возобновлять. Для Москвы сейчас важнейшая задача в Европе – не упустить Белоруссию, как бездарно упустили Украину; не дать ни Лукашенко обмануть Путина, ни Путину обмануться в белорусском народе. Ну и, конечно, в русском тоже.

Материал подготовлен в рамках проекта «Россия – ЕС: развивая диалог», реализуемого при поддержке Представительства ЕС в России

Дмитрий Тренин

https://carnegie.ru/commentary/82690

Не про Сисечкина

Единственный возможный путь в этой ситуации -- провести полноценное расследование и постараться установить, кто же это на территории России травит людей и чем. Если исходить из того, что заказчиком был не Кремль (а я не думаю, что был он), то тем более важно понять, кто устроил эту диверсию. Не стоит зацикливаться на спецслужбах, можно рассмотреть вариант с кем-то, вышедшим из повиновения, играющим на обострение, сводящим счёты, мстящим. Наконец, не исключена подготовка верхушечного переворота.

Комментирующим события и не-события хорошо бы помнить что вся история Российского государства 20 века состоит из цепочки верхушечных переворотов.

Вчера мемя кое-кто чморил за неумеренные фантазии, а сегодня все замахали бритвой Оккама и, глядите-ка, мои фантазии становятся мейнстримом. Межуев пишет: "Если уж рассуждать в категориях "Кому выгодно?", то в первую голову приходят те силы - внешние и внутренние - которые хотели бы поссорить Россию с Германией. Увы, есть слишком много оснований думать, что силы эти внутренние - всевластие силовых структур в стране явно переходит все мыслимые границы. Кто из этих так называемых "кшатриев", ставших "торговцами", совершил это злодеяние, мы не знаем, но проблема обозначилась слишком определенно".

То есть в России существуют (силовые) структуры, пытающиеся торпедировать внешнюю политику РФ и ее стратегич. интересы. И у них многое получается.