Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

(no subject)

Интервью Булгарина с Марьей Розановой поразительно тем, что ни на секунду не забываешь: она была прототипом одного из персонажей "Подпаска с огурцом" ("Следствие ведут знатоки"), той дамой-собственницей крепостного ювелира, ваявшего поддельных фабержей.
Та еще тусовочка была, см тж мемуары Нины Воронель. Стиль вампир.

(no subject)

Слава Швец пишет про милонгу в Чентрале Монтемартини.
Танго среди стимпанка фин-де сьекль и древних мраморов, да-да.
(Там и безо всякого танго очень быстро пропадает ощущение времени, "здесь и сейчас". А уж милонга в этих фонах, да с множественным эхом производственной акустики, - жесточайшее испытание чувства реальности. Без потерь его вынесет только тот, у кого отсутствует воображение.)

(no subject)

"Пастушья корона" - это уже не Пратчетт, за исключением нескольких эпизодов в начале. Он никогда не позволял конструкций, от которых меня срывает в матерщину: "Люся шла лесом. Да как он смел сказать что, она никогда не пойдет полем!".
То, что, начиная со Sniff, изредка прорывалось в Плоский Мир, теперь забило фонтаном: бесконечные дурные педагогизмы, унылая политкорректность, конфликты гасятся в зародыше, а Тиффани и Маграт стали картонными девочками-отличницами и перевоспитывают эльфа. И даже НакМакФигли ---- И даже НакМакФигли ----
беда, словом. Не читайте, не надо поганить память о Терри Пратчетте.

Вот, это, ну. Александр Кайдановский. Автопортрет с Носферату и Зиной




Последние 13 лет своей жизни Александр Кайдановский жил в коммунальной квартире на улице Воровского с котом Носферату и дворнягой Зиной.
Дворнягу Зину подобрала щенком в подъезде его возлюбленная Ася, работавшая художницей у него на картине «Жена керосинщика». Щенка он назвал в честь любимой тети Зины из Днепропетровска. Кота Носферату — Носика — купила ему на Арбате за один доллар его знакомая англичанка, которая долго жила у него и учила его английскому. Когда появился котенок, Зина вообразила, что она его мамаша. У нее даже была ложная беременность, и она кормила Носика молоком. За год до смерти Кайдановский вдруг стал рисовать, причем сразу же маслом. Первой он написал картину «Моя семья» — себя, Носика и Зину. Он говорил: «Жены приходят и уходят, а Зина с Носиком остаются».

источник

(no subject)

Местное: поколение дворников и сторожей, 50+

Отсюда, очень метко замечено.

В последнее время в нашем доме случилась достаточно странное событие. Причем, скажем так, даже два события. Во первых, у нас появилась новая уборщица. Очень симпатичная девушка, приличная и работящая. Думаю, не из Таллинна. Во вторых, у нас появился новый дворник. Точнее, два дворника. Думаю, отец и сын.
Тоже, милые люди, вполне ответствтенные.
Но разумеется, экстраординарное не это. Экстраординарным было то, что когда я сказал девушке одним утром "здравствуйте" она удивленно посмотрела на меня и ответила "тере". Вторым ударом было то что папа и сын, метущие метлами парковку переговаривались между собой на чистом государственном языке.


На самом деле, изменения весьма знаковые.
За 23 года эстонской власти, я не видел в Таллинне чтобы эстонцы мели улицы или мыли полы. Ок, был один случай - когда в молодости я сторожил по ночам огромный учебный комплекс ТТУ, то среди десяти интеллигентных русских женщин, приходивших к 6 утра с ведрами, была одна бабка алкоголичка, говорившая по русски с акцентом. Но ее быстро уволили.

Как в Индии есть разные касты, так и мытье полов и подметание двора в нашем городе вот уже больше 20 лет было уделом одной конкретной социальной группы. Русских людей, как правило, женщин, как правило образованных и не очень молодых. кому к моменту восстановления независимости было учить эстонский поздно, а умирать рано. Тех, кто как правило, квалифицированной работе руками не были обучены, а их умственные способности оказались невостребованными. От слова совсем.
Как друг нашей семьи, инженер-кораблестроитель, последние десятилетия своей жизни работавший истопником в своем же доме, и умерший на своем рабочем месте.
Как моя мама, проработав 20 лет в академии наук, после долгих поисков работы пошедшая работать гардеробщицей.
Как мой отец, поменявший работу инженера по автоматике связи на будку вахтера.
Как мои тетя и дядя. Как моя теща руководившая снабжением крупного завода.
Судьбы этих людей удивительно похожи. Независимость Эстонии застала их в самом расцвете карьеры, в возрасте 40-45 лет. Из востребованных специалистов они в одночасье стали малоквалифицированным скотом, готовым на любую работу, за любые деньги.


Сейчас это поколение уходит. Пока только с рынка труда, но все чаще из жизни, увы. Большая часть воплей работодателей на тему нехватки рабочей силы, связаны именно с их уходом.
Молодые русские как, скажем так, не готовы идти по стопам родителей и либо претендуют на сравнимое с титульной нацией место под солнце, либо, если видят что места под солнцем не хватает, массово валят за границу. Более того, в ряде случаев (разумеется, далеко не везде), молодые русскоязычные, свободно владеющие как русским так и эстонским, оказываются предпочтительнее эстонской молодежи, которая русским языком не владеет. Это не отменяет "стеклянного потолка" на более высоких ступенях, но на позициях "нулевого цикла", типа уборщиц и дворников, вытесняет русских наверх, куда то в середину.
Соответственно, на рынке труда происходят изменения, результат которых описан выше.

(no subject)

Кирилл Еськов: "...внезапно сообразил, что обруганный всеми кому не лень Копенгагенский слет борцов с Глобальным Потеплением <...> на самом-то деле увенчался полным успехом! Вот, собрались себе, пофуршетили, помаршировали с плакатами -- и пожалуйста: с Потеплением покончено, а началось Похолодание. Симпатическая магия-с...
Ниибической силы колдуны, памойму! Гэндальфы, практически".