Category: экономика

(no subject)

Чудный рассказец Нила Стивенсона "Великий симолеонский капер" (1995 года, между прочим!) будто списан с новостей о криптовалютах + фб Pavel Vrublevsky , в котором эти новости объясняются.

Рассказ брать самизнаетегде.

(no subject)

Отличная аналитическая статья по зарплатному неравенству в России (данные апреля 2019) и с разъяснением почему оно так (выбрали политику низкой безработицы и низких зарплат)
Медиана 34335 руб, но тут же идет оговорка, что фактически - меньше
Картированы разрывы между средней и медианной

Китайское всякое

1. Бэннон вопит, что надо громить Хуавей к свиньям, пока не стало поздно, и что ради этого наплевать на любые торговые сделки, прошлые или будуще. Иначе США проиграют глобально. Цель Пекина - сместить США с трона сильнейшей военной и экономической державы в мире. Дальнейшие шаги - не допускать китайские компании к американским рынкам капитала: «закрыть все IPO, свернуть все пенсионные фонды и страховые компании в США, которые предоставляют капитал Коммунистической партии Китая», - сказал он. И так пока китайцы [они не согласятся] с этой фундаментальной реформой». Словом, Карфаген пора рушить, перепахивать и засыпать солью.

2. Из нелавнего доклада ВТО:
# 1. «Более двух третей мировой торговли происходит через глобальные производственно-сбытовые цепочки (GVC), в которых производство пересекает по крайней мере одну границу и, как правило, много границ, до окончательной сборки»
# 2: Существуют различные локусы концентрации GVC, как по отрасли, так и по географии:
«Связи GVC особенно важны для высокотехнологичных секторов, и именно в этих областях мы видим очень сложные производственно-сбытовые цепочки с участием многих стран».
«В период между 2000 и 2017 годами вес внутрирегиональной деятельности GVC в« Фабрике Азии »превысил« Фабрику Северной Америки ». Однако в то же время Северная Америка и Европа стали более связанными через GVC с Китаем ».
В документе ВТО проводится различие между «сложными» GVC, где США и Германия являются наиболее важными узлами, и «простыми» GVC, где Китай лидирует, поскольку он является одновременно источником спроса и предложения.
Вывод: в той степени, в которой текущая торговая война между США и Китаем вызывает переоценку глобальных производственно-сбытовых цепочек, технология как отрасль и США, Китай и Германия имеют наибольшую уязвимость.

№ 3: Поскольку большая часть мировой торговли - это детали и компоненты на пути к окончательной окончательной сборке, простые циры двцсторонней торговли дают неполную картину.
«Китай оказывается в конце многих цепочек создания стоимости в Азии, принимая сложные компоненты из Японии, Республики Корея и китайского Тайбэя и собирая их в конечные продукты».
«Китайское внутреннее стоимостное содержание их экспорта продуктов ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) составляет лишь около половины общей стоимости экспорта».
«Торговый дефицит США с продуктами ИКТ с Китаем сокращается примерно вдвое, если расчеты производятся в терминах добавленной стоимости».

Вывод: в этой торговой войне никому мало не покажется.

(no subject)

Вчера врало РИА, сегодня Интерфакс. РИА набрехало, что Боря Джонсон якобы готов сотрудничасть с Кремлем в расследовании, и состалось на интервью ВВС, в котором и близко ничего не было. Сегодня Интерфакс со ссылкой на Блумберг врет, что представитенль ХДС/ХСС призвал Россию способствовать улучшению отношений со странами Запада и что Берлин хотел бы поддержать модернизацию российской экономики.
ВОТ НА ХРЕНА?! Ведь все легко пробивается на раз. В ближайшие год-два таких сообщений ждать не стоит, но ведь кряклы из новостных агентств постоянно будут стараться сказать начальству приятное.
https://www.bloomberg.com/news/articles/2018-03-18/putin-sweeps-to-new-term-in-russia-as-tensions-spiral-with-west

Лукьянов

Когда вводили санкции против России, Всемирная торговая организация была там же, где и сейчас. Сидела и ждала обращений, дабы их в установленном порядке рассмотреть. ВТО - механизм разрешения споров в порядке, согласованном участниками организации. Еще в апреле 2014-го, после самых первых санкций США, тогдашний министр экономического развития Алексей Улюкаев сообщил, что Москва может использовать инструменты ВТО, чтобы оспорить дискриминационные меры (тогда речь шла о нескольких российских банках). Мер против российских экономических субъектов с тех пор было принято много разных, однако об использовании ВТО так и не слышно.
... Почему Россия, будучи полноправным членом, не стала оспаривать введенные против нее санкции, загадочно. Ну а если этого не делает Москва, почему бы не сделать другим, тем более что ЕС действует в рамках возможностей, которые предоставляет ВТО.

http://www.globalaffairs.ru/redcol/Sredstvo-protiv-bespredela-19285

Интервью Шохина

http://www.mk.ru/politics/2017/02/09/budushhee-putina-predskazal-chelovek-predskazavshiy-dosrochnyy-ukhod-elcina.html

Кратное изложение:

Евгений Минченко
30 мин. ·

Из интересного в интервью Шохина МК (консолидированная позиция кандидатов в члены Политбюро 2.0 от крупного частного бизнеса)
1. Государь, не томи. Иди на новый срок. Высокий рейтинг надо разменять на поддержку экономических реформ, а не на сомнительные проекты типа выдвижения "преемника". Возраст - не помеха. Достаточно посмотреть на Трампа и его команду;
2. Пора обуздать аппетиты госкорпораций и силовиков. Иначе они удушат все возможности для экономического роста;
3. Приветствуем омоложение команды. Список перспективных людей имеется );
4. Новые идеологи реформ - Кудрин, правительство, бизнес-сообщество (именно в такой последовательности). Фамилия Титов не прозвучала ни разу;
5. Точка реформаторского консенсуса - повышение пенсионного возраста. Проблема миграции из постсоветских стран для России не актуальна, ибо миграция будет только снижаться. То есть нет базы для "русского трампизма".

Янагихара, "Маленькая жизнь": по поводу

Наталия Курчатова
2 ч ·

вынесу из обсуждения:
Гендерная и семейная революция "глобальных горожан" как добровольное социальное выпиливание

Самый любопытный мессидж Янагихары - вот эта самая новая сексуальность/новая социальность, где нет четко обозначенных ролей "муж", "жена", "друг", "любовник", "гей", "натурал" - все меняется по обстоятельствам. Другое дело, что этот феномен, как и большинство вообще, вовсе не нов, скорее нова идея о том, что каждый человек должен стремиться построить традиционную семью или придерживаться одних и тех же сексуальных предпочтений.
Со вторым понятно, а что касается первого - в средние века были многочисленные религиозные и воинские братства и феодальный институт линьяжа (кровно-побратимской группы), в Риме существовали отношения патрона и клиентов, также разные сообщества и институт усыновления взрослых людей - и не только с целью передачи власти.

А то, что мы сейчас называем традиционной семьей, было, с одной стороны, привилегией, с другой - тесно связано с экономической логикой; так, практика майората с одной стороны сохраняла дворянские сеньории и крестьянские хозяйства от дробления, с другой - пополняла ряды духовенства, рыцарские дружины и цеха каких-нибудь художников и жонглеров младшими сыновьями, которые не получали наследства и (большинство) не могли таким образом создать собственной семьи - да и заранее не стремились к этому.

Получается, что практика, которую сейчас продвигают как привилегию членов свободного общества с точки зрения социальной истории является скорее отказом от привилегии (семьи) и возвращением к практике вытеснения части людей из биологического и экономического воспроизводства в условиях недостатка ресурсов.

Поэтому меня несколько удивляет претензия на революционность данного уклада, особенно в сочетании с буржуазной во всех прочих отношениях ментальностью страты "глобальных горожан", которая производит журналы, но не книги, квартиры и частные дома, но не соборы и фабрики, кинофестивали, но не великое кино, а также крафтовое пиво, маленькие лавочки и кафе - то есть сплошной энвайрмент, обеспечение, услуги - как материальные, так и развлекательные, интеллектуальные etc.

То есть предназначение этой страты в том, чтобы обеспечивая комфортную жизнь себе и другим в то же время сойти с экономической дистанции, не передавая произведенные и накопленные блага по наследству, а возвращая их в оборот.

Семья, таким образом, становится привилегией людей по-настоящему обеспеченных или даже богатых, а также обязанностью бедных слоев, воспроизводящих непритязательную рабочую силу, заранее ориентированную на низкий уровень жизни.
Такой вот социал-дарвинизм под видом освобождения.
https://www.facebook.com/kurchatova/posts/10154824098312230

Почему Восточная Европа обречена жить вдвое беднее немцев

Важная статья, которая рассказывает с примерами в руках о двух вещах, 1) Как в Восточной Европе, несмотря на ЕС, не удается создать полноценный класс крупных местных предпринимателей (а отсюда госсобственность и околовластные олигархи) 2) Как Восточной Европе не удается и, вероятно, никогда не удастся преодолеть примерно 40% отставания в уровне жизни от Западной, потому что ни на чем другом, кроме этого отставания, ее экономическая модель не работает.

(Статья хорошо обозначает проблемы и закономерности. Но последняя фраза как ложка говна, добавленная в приличное блюдо: помянутый в ней национал-популизм - это ярлык, который приляпывают к любому, даже самому робкому несогласию с конформистским мейнстримом, к любой попытке поискать решение проблем за пределами катехизиса от вашингтонского консунсуса.)

http://carnegie.ru/commentary/?fa=64958

Если сравнивать страны Восточной Европы с главной экономикой ЕС – Германией, то получится, что в 2000–2008 годах они действительно резко сократили свое отставание по подушевому ВВП (по ППС). Но вот после 2008 года этот процесс остановился, а кое-где даже развернулся вспять. Уровень примерно две трети от немецкого подушевого ВВП оказывается потолком, который не могут преодолеть даже самые успешные страны Восточной Европы.
....

Экономическая модель Восточной Европы подразумевает, что уровень жизни там должен оставаться примерно в два раза ниже, чем в развитых странах, – без этого она не работает.

....

Проблема в том, что в условиях демократии и открытости никакая власть не сможет успешно продать обществу концепцию такого самоограничения. Очень трудно убедить людей смириться с тем, что их зарплата обязательно вырастет на сто евро, но только не раньше, чем в Германии она вырастет на двести.

............

Большинство правительств Восточной Европы осознают, что тотальная зависимость от иностранного капитала может быть опасна и хотя бы какие-то базовые активы должны остаться в национальных руках. Но как это сделать? Ведь национальный бизнес ненадежен и не любит долгосрочных инвестиций. В результате и здесь в ход идут методы, хорошо знакомые по российской реальности: государство или просто держит лучшие активы при себе, или создает класс суррогатных предпринимателей, чья национальная ориентация гарантирована тем, что они слишком сильно зависят от власти – формально и неформально.

Историк Михаил Давыдов о модернизации Витте–Столыпина и ее советских эксплуататорах

Историк Михаил Давыдов выпустил книгу о реформаторском рывке Витте-Столыпина.
В целом это продолжение направления, начало которому положил Б.Н. Миронов (историко-социологические работы): динамика уровня благосостояния населения отражается в интегрированных показателях, характеризующих социальное и экономическое развитие России, и — взятые в комплексе — все эти данные неоспоримо говорят о позитивной динамике потребления населения Российской империи.
http://www.novayagazeta.ru/arts/74579.html

Да, благосостояние населения в целом росло, но не у 100% жителей Империи. И этот рост не означает, что имеющиеся свидетельства тяжелого положения части крестьян — даже с учетом «семантической инфляции» — неверны и их следует игнорировать. Дело в том, что между негативным и позитивным массивами данных об уровне жизни и потребления населения России в конце XIX — начале XX века противоречия нет. Оно существует, и оно неразрешимо только в рамках классового черно-белого подхода, призванного доказать неизбежность «Великого Октября».

Однако на деле верны оба комплекса свидетельств, просто жизнь была несравненно богаче, чем ее описывали пристрастные и/или политически ангажированные современники.

Это противоречие исчезает, как только мы перестаем путать проблему положения крестьянского хозяйства в пореформенной уравнительно-передельной общине с проблемой народного благосостояния.


И еще важное для "восприятия" истории - о семантической инфляции терминов, когда одни и те же слова означают совершенно разные явления. -
Это приводит к элементарному непониманию того, что происходило в нашей стране всего лишь 100 с лишним лет назад.

Если не осмыслить данный феномен всерьез, если не ввести жесткую поправку на «семантическую инфляцию», то ...можно оставить мысль о том, что мы имеем сколько-нибудь адекватное представление об истории России после 1861 года.
().

И, еще раз, это очень важный для меня как историка разговор: надо говорить о семантической инфляции терминов. Нельзя с равной уверенностью применять слова «голод», «произвол» к концу XIX — началу ХХ века и к советскому периоду. Очень разные меры голода и произвола имеются в виду… Хотя до 1917 года источники описывают принципиально иную ситуацию — неурожаи, сопровождавшиеся продовольственной помощью правительства, но советскими и постсоветскими историками эти недороды – иногда по недопониманию, но чаще преднамеренно — трактуются (и соответственно их читателями воспринимаются!) уже в меру этого нового знания, полученного в советскую эпоху, то есть именно как реальный смертный голод с людоедством.

Если столыпинская аграрная реформа была «насилием», то как квалифицировать коллективизацию и методы, которыми она проводилась?

Если дореволюционная деревня была разорена, то какими терминами мы будем характеризовать раскулаченную деревню?

Какое любопытное наблюдение

Близость российского региона к зоне конфликта на Украине стимулирует его жителей к более высокому уровню просоциального поведения — такого, которое приносит пользу другим людям и обществу в целом, выяснили профессор экономики парижского Института политических наук Sciences Po Сергей Гуриев (назначен главным экономистом Европейского банка реконструкции и развития и летом вступает в должность) и аспирант Принстонского университета Никита Мельников в своей работе «Война, инфляция и социальный капитал», опубликованной в American Economic Review Papers and Proceedings.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/economics/23/06/2016/576ad52d9a7947a3d5b52194?from=main